Список форумов Военная музыка

Военная музыка

Форум любителей военной музыки
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

НАШ БАННЕР Partita.Ru — ноты для духового оркестра НАШ БАННЕР Partita.Ru — ноты для духового оркестра
История Лениградской школы военно-музыкантских воспитанников

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Военная музыка -> История советской военной музыки
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
retiredmajor
Site Admin

   

Зарегистрирован: 09.06.2009
Сообщения: 3972
Откуда: Новосибирск

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2009 10:08 am    Заголовок сообщения: История Лениградской школы военно-музыкантских воспитанников Ответить с цитатой

Страница с историей 1-й Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников:

http://positiv.fromru.com/lsvmv.htm
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2754
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2009 8:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"ОРКЕСТРЫ БУДЯТ ТИШИНУ..."
(История Первой Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников)

1999 г.

Какая сила в духовых оркестрах!
Какая сила и какая грусть.
В мелодиях, забытых, и известных.
И вытверженных нами наизусть.
Когда к холодным мундштукам припавши
Оркестры будят тишину вокруг
Дыханье павших, без вести пропавших
Опять весь мир пронизывает вдруг.
И вот опять проснулось и воскресло
Всё то, что сердце знает наизусть.
Какая сила в духовых оркестрах!
Какая сила и какая грусть

В. Сидоров "Духовой оркестр"

Введение

История 1-й Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников -одна из неизученных страниц истории нашего города, в частности, ленинградско-го военного образования. В то же время эта тема обширна и интересна для изучения.

Основной целью работы является восполнение того пробела в истории, который имеется в настоящее время, составление полноценной летописи 1-й Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников. Аналогичные попытки уже предпринимались. Например, в конце 70-х - начале 80-х гг., учащиеся 38-го интерната пытались организовать операцию "Поиск" по сбору материалов для школьной летописи. К сожалению, это начинание цели не достигло. Активную работу по изучению истории школы со дня основания и до дня завершения войны вел в 1980-х годах бывший военком музыкантской школы Василий Павлович Резунков, готовивший документальную повесть по этой тематике. В процессе ра-боты В.П.Резунков проводил многочисленные встречи с выпускниками школы, за-писывал их, а также собственные воспоминания, вел переписку с редакциями газет, органами власти, смог собрать некоторые документы, относящиеся к истории шко-лы. На основании этих материалов он опубликовал несколько статей, подготовил черновой вариант своей повести, которую назвал "Золотая лира". К сожалению, В.П.Резунков так и не успел завершить свою работу: 2 апреля 1993 года он скончался, а повесть осталась только в рукописи. После кончины Василия Павловича никто более не пытался изучить историю школы. Только в 1997г., когда в интернате №38 возник кружок истории школы, эта работа возобновилась. Руково-дителю кружка, старшему педагогу отдела музыкальной литературы интерната Нине Михайловне Основиной удалось установить связь со вдовой В.П.Резункова Лидией Павловной, которая охотно передала школе рукопись повести "Золотая лира" и некоторые материалы из личного архива. Я, являясь участником кружка истории смог обстоятельно познакомиться со всеми материалами В.П.Резункова и использовал их во II-IV главах работы. Кроме того, я использовал фотографии из архива В.П.Резункова и интерната №38. К сожалению, снимки находятся в плохом состоянии, что и отразилось на качестве печати в приложениях .

В отношении деятельности Василия Павловича Резункова хочу отметить, что его работа является уникальной, поскольку многие из тех людей, с которыми он беседовал, к настоящему моменту уже скончались. Особую ценность его работе также придает высказываемая там позиция человека, бывшего активным участником тех событий, примеры бытовых эпизодов во взаимоотношениях внутри школы. Я считаю деятельность В.П.Резункова настоящим подвижничеством, а его записки, часто неполные, разрозненные - попыткой воссоздать целую страницу истории военной музыки. Именно поэтому мне очень хочется считать свою работу продолжением деятельности В.П.Резункова.

Кроме анализа материалов архива Резункова, я встречался с выпускниками школы: Ефимом Никифоровичем Рендюком, Григорием Самойловичем Усыски-ным, Борисом Ивановичем Павловым, а также педагогм школы в послевоенный пе-риод: Юнионой Максимовной Лазовской. Также хочется поблагодарить специалис-тов, которые меня консультировали: членов Ленинградского Совета ветеранов-од-нополчан, сотрудников окружного дома офицеров им. С.М.Кирова, Музея истории войск ЛВО, кафедры истории педагогики Санкт-Петербургского Университета Пе-дагогического мастерства, где хранятся архивы военно-музыкального образования.

В поисках архивов 1-й ЛШВМВ был сделан запрос в архив ЛВО, на который ответили, что в 60-х годах они были переданы в Центральный Военный архив Ми-нистерства обороны СССР (ныне - Центральный архив Министерства обороны РФ). По получении этой информации я направил запрос в этот архив. К сожалению, на просьбу сообщить некоторые сведения по истории 1-й ЛШВМВ был получен отказ, мотивированный загруженностью работников архива. Для решения вопроса сделано обращение в Российский государственный военный архив. К настоящему времени ответ не получен.

ГЛАВА I
Страницы истории отечественного военно-музыкантского образования (1837 - 1937гг)

История военно-музыкантского образования в России и нашем городе имеет достаточно глубокие корни. Согласно утверждениям Г.М.Калинковича в исследовании "Деятельность Н.А.Римского-Корсакова на посту инспектора Военно-музыкантских хоров морского ведомства и его творческое наследие для военно-духового оркестра": "В военных оркестрах царской России подготовка и обучение молодых музыкантов производилась при военных хорах или в немногих, так называемых школах для солдатских детей.". Музыкальное образование в таких школах поручалось иностранным капельмейстерам, которые не имели педагогического мастерства и давали ученикам "лишь узко-практические навыки игры на духовом и ударном инструменте.". При этом общее, а тем более музыкально-теоретическое образование "не считалось обязательным".

В 1873г. на пост инспектора Военно-музыкантских хоров Морского ведомства был назначен выдающийся русский композитор Николай Андреевич Римский-Корсаков . По мнению Г.М.Калинковича, "лишь с того момента, когда во главе военных оркестров Флота был поставлен Римский-Корсаков <…> впервые были подняты и разрешены вопросы профессионального обучения молодых военных музыкантов и дирижеров.".

8 мая 1873г. общеобразовательная школа для матросских детей при восьмом флотском экипаже была преобразована в специальное военно-учебное заведение, предназначенное для подготовки оркестровых музыкантов и капельмейстеров; ученики школы - стипендиаты Морского ведомства приступили к занятиям в классах Петербургской Консерватории 1 сентября 1873г. Музыкальным руководителем и педагогом школы был назначен Н.А.Римский-Корсаков.

В школу принимались мальчики 14-18 лет или рекруты, проявившие музыкальные способности. Срок обучения в школе - 4 года. После этого воспитанники служили в военном оркестре в течение 6 лет. Общее количество учащихся не превышало 20 человек. "Каждый год в школу принимались 5 мальчиков". "Воспитанники обучались игре на всех духовых инструментах и на одном из смычковых. Они изучали нотную грамоту, теорию музыки, сольфеджио, цикл общеобразовательных предметов, включая русский язык, арифметику.".

По утверждению Г.М.Калинковича "учреждение школы, ее быт, программы и методы обучения представляют большой исторический интерес, так как это была, по существу, первая школа военно-музыкантских воспитанников и дирижеров. Дата ее официального учреждения является началом профессионального военно-музыкального образования в России.".

Специально для школы были разработаны программы обучения. Р.М.Калинкович отмечает, что "программы <…> вполне отвечали тем задачам и целям, которые ставили перед собой организаторы военно-музыкантской школы.". Здесь же подчеркивается, что "Обучение игре на духовых инструментах у лучших педагогов Консерватории, изучение теории музыки и сольфеджио и, наконец, регулярные занятия в оркестре, составленном из самих же учеников - все это давало возможность подготовки профессиональных грамотных оркестровых музыкантов.". На капельмейстерском отделении школы также готовились профессиональные музыканты, впоследствии ставшие военными дирижерами.

Особо отмечается роль Н.А.Римского-Корсакова, который "лично следил за отбором наиболее способных мальчиков, руководил всей музыкальной подготовкой учеников, распределял выпускников по оркестрам флота <…>, не ограничивался только организаций музыкальных занятий - следил за ростом и успехами каждого, заботился о мелочах быта.".

В 1884г. должность инспектора военно-морских хоров упразднено, а Римский-Корсаков был отправлен в отставку.

В 1901г. школа была переименована в музыкантскую школу Балтийского флота. В этом статусе она дошла до Октябрьской революции. В 1917г. школа была передана в ведение Народного Комиссариата Просвещения РСФСР. В 1923г. в связи с трудностями Наркомпроса школа была закрыта.

Возвращаясь к периоду становления Военно-музыкантского образования в России, интересны для рассмотрения "Положение о кадетских корпусах" и "Инструкция по воспитательной части для кадетских корпусов". Эти документы устанавливали положение музыкальных предметов в кадетских корпусах.

В названной инструкции музыка среди всех искусств называлась одни из наиболее эффективных средств нравственного и эстетического воспитания кадетов. По данным пермского исследователя В.И.Адищева, опубликованным в работе "Из уроков прошлого: о содержании и организации музыкального воспитания в кадетских корпусах": "Учащимся, обнаружившим способности и признания к музыке, представлялась возможность обучаться игре на музыкальном инструменте. Предусматривались индивидуальные занятия с учеником (не менее 2 раза в неделю), самостоятельная подготовка на инструменте (не менее получаса ежедневно) и, по мере овладения навыками игры, еженедельные занятия в ученических оркестрах". Также для педагогического состава кадетских корпусов были написаны "наставления", которыми, в частности, "вводились ежегодные испытания по пению и музыке <…>. Рекомендовалось <…> оценить результаты годовой деятельности <…> оркестров, которые должны были на открытом концерте исполнить подготовленные в течение учебного года программы. Испытания проводила особо назначенная комиссия, представлявшая директору корпуса письменный отчет о результатах.".

Г.Н.Зубов в работе "О положении Военной музыки в России", опубликованной в Санкт-Петербурге в 1903г. выразил следующее желание: "Возможно было бы при каждом армейском или кавалеристском полках завести школы солдатских детей, какие ныне существуют в гвардейских полках. Тогда бы каждый полк имел бы <…> трубачей, что избавило бы наши оркестры от случайного элемента среди вольнонаемных музыкантов".

Проанализировав вышеприведенные материалы, можно прийти к выводу о существенных подвижках в решении проблем с военными оркестрами на рубеже XIX и XX веков. Единым методом решения данного вопроса стало развитие специального и дополнительного военно-музыкального образования.

В первой половине XX века ведущую роль в развитии военной музыки и, в частности, военно-музыкантского образования в нашей стране сыграл Семен Александрович Чернецкий (24.X.1881 Одесса - 13.IV.1950 Москва) - замечательный тромбонист, педагог, композитор, дирижер. В 1900-1910 гг. он закончил Капеллу Военных духовых оркестров в Кишиневе и Одессе, а в 1911-17гг. учился в Петербургской - Петроградской Консерватории. После 1917г. он вступил добровольцем в Красную Армию, а уже в 1918г. возглавил секцию военных оркестров Петроградского Комиссариата, затем Инспекцию оркестров Петроградского округа. Он создал худсовет при этой инспекции, возглавить который пригласил А.К.Глазунова.

С.А.Чернецкий в 1918г. создал школы военно-музыкантских воспитанников в Петрограде и Ташкенте. В 1918-21гг. он являлся начальником Петроградской школы. В этой школе преподавали лучшие музыканты города, например, трубач Александр Бернгардович Гордон. К сожалению, очень мало известно о работе этой школы и деятельности С.А.Чернецкого в ней. Вероятнее всего, что с уходом Чернецкого с поста руководителя школы, она завершила свое существование. Также можно предположить, что школа могла закрыться в связи с организационными проблемами, которые впоследствии коснулись музыкантскую школу Балтийского флота. Точных данных о причинах закрытия Петроградской Музыкантской школы, к сожалению, не найдено.

В дальнейшем известно, что в 1922-24гг. С.А.Чернецкий преподавал в Ленинградском военно-музыкальном училище. С 1925г. Чернецкий работал в Москве, в центральных органах Рабоче - Крестьянской Красной Армии. В 1924-48гг. он возглавлял оркестр Красной Армии и Флота. В 1928г. он создал оркестр при Центральном Доме Красной армии, а в 1932г. - Образцовый духовой оркестр Московского военного округа, впоследствии известный как Оркестр Министерства Обороны СССР - Российской Федерации.

С.А.Чернецкому удалось собрать вокруг себя группу профессиональных музыкантов и военных, которым была поручена военно-музыкальная часть в командованиях подразделений РККА.

В 1936г. С.А.Чернецкий стал заслуженным деятелем искусств РСФСР, в 1946г. удостоился Сталинской премии.

Большой интерес вызывает композиторская деятельность С.А.Чернецкого - создателя многих военных маршей, таких, как "Победа за нами". В частности, о творчестве Чернецкого писал в статье "Композиторы - фронту" в "Вечерней Москве" от 25 февраля 1943г. Арам Ильич Хачатурян: "Советское искусство, советские художники неразрывно связаны со всей жизнью Красной Армии. <…> За дни войны наши оркестровые коллективы обогатились множеством маршей <…> Чернецкого". За время Великой Отечественной войны оркестровые произведения С.А.Чернецкого были включены в репертуар 1-й Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников.

По мнению Г.М.Калинковича "Идеи Римского-Корсакова нашли свое отражение в системе военно-музыкального образования, состоящей из школ военно-музыкантских воспитанников, военно-музыкального факультета при Ленинградской Консерватории и института военных дирижеров Советской Армии .

Таким образом, благодаря настойчивости и инициативности многих музыкантов, первые из которых Н.А.Римский-Корсаков и С.А.Чернецкий, военно-музыкальное образование в нашей стране активно развивалось.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2754
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2009 8:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ГЛАВА II
Создание и первое полугодие существования 1-й Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников (8 января 1937г. - август 1937г.)

В этой главе анализируется предыстория создания школы, рассказывается о людях, принимавших участие в этих событиях, о начале образовательного процесса, проблемах, вставших перед командованием школы, а также приводится список педагогов, описываются некоторые ситуации из быта воспитанников первого периода существования школы.

Начало созданию 1-й Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников положил нормативный документ. 8 января 1937г. в Москве вышел совместный приказ Народного Комиссариата Обороны СССР и Народного Комиссариата Просвещения РСФСР за номером 7. К сожалению, на сегодняшний день не удалось найти текст этого документа. Проведён анализ материалов газет "Красная звезда" (НКО СССР) и "Красная звезда (ЛВО), консультации у специалистов Ленинградского совета ветеранов-однополчан и Музея истории войск ЛВО, но и это не дало результатов. Согласно данным, приведённым в книге В.П.Резункова, приказ гласил: "…школа комплектуется музыкально одарёнными воспитанниками детских домов и после 3-х годичного обучения выпускает подготовленных музыкантов в части Красной Армии, а более способных - для дальнейшей учёбы на Военно-дирижерском факультете Московской Государственной консерватории".

Основанием для принятия решения о создании школ военно-музыкантских воспитанников была необходимость насыщения рядов Красной Армии профессиональными кадрами. Очевидно, что задачей музыкантов в войсках было повышение боевого настроя солдат. Более того, авторы статьи "Военные оркестры" Большой Советской Энциклопедии отмечают, что "Военные оркестры, как художественные коллективы играют важную роль не только в идейно-политическом и культурном воспитании личного состава Красной армии и Военно-Морского Флота, но и в общественно-культурной жизни всего советского народа.".

Кроме этой задачи также решался вопрос профессиональной ориентации части воспитанников детских домов во многих городах страны. Удалось установить, что школы военно-музыкантских воспитанников были созданы в городах: Баку, Ташкент, Новосибирск, Иркутск, Уфа, Москва, Ереван, Рязань, Свердловск, Воронеж. Также, по утверждению Б.И.Павлова, аналогичные школы были в городах: Ростов-на-Дону, Тбилиси, Киев, Одесса, Сталинград, Минск, Хабаровск. В Москве были организованы три школы: Первая (на Таганке), Вторая (в Серебряном Бору), Третья (в Томилино). В Ленинграде создано две школы: Первая Ленинградская и Ленинградская Морская (располагалась по адресу Александровский пр. (ныне пр. Динамо) д.11).

Предметом нашего исследования является деятельность 1-й Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников (1-й ЛШВМВ).

Изначально кураторство над 1-й Ленинградской и одной из московских школами было поручено С.А.Чернецкому, который в то время служил инспектором военных оркестров Красной Армии в ранге комбрига. Под руководством С.А.Чернецкого велась вся подготовка к открытию школы.

Базой для размещения 1-й ЛШВМВ был выбран детский дом №32 Смольнинского района г.Ленинграда. Его здание располагалось на Калашниковской набережной (ныне Синопской) в доме 5. По мнению В.П.Резункова, это здание до 1917г. принадлежало купцу Калашникову. Подтверждением этой версии может служить исследование К.С.Горбачевич и Е.П.Хабло "Почему так названы?", где говорится, что набережная "называлась по фамилии хлеботорговца Калашникова, владевшего здесь в начале XIX века пристанью, складскими помещениями и хлебной биржей". Поскольку других указаний на принадлежность здания найти не удалось, можно принять версию В.П.Резункова в качестве вероятной. В 1970-х годах это здание было снесено, во время реконструкции набережной. В этой связи интересно отношение В.П.Резункова к факту сноса дома: "…здание, по-видимому, не представляло архитектурной ценности, говорить же об исторической не приходится, поскольку купец не сочувствовал трудящимся". Очевидно, такое обоснование является характерным признаком эпохи, в которую писалась повесть (1980-е годы) и показывает общий настрой произведения.

Начальником 1-й ЛШВМВ был назначен капельмейстер Ленинградского пехотного училища им. С.М.Кирова (которое в 1937г. располагалось на ул. 3 июля (ныне Садовая ул.) д.26), интендант III ранга Антон Феликсович Поплавский.

Существуют две версии о годе рождения А.Ф.Поплавского. Они обе основаны на дате празднования 100-летия А.Ф.Поплавского. В.П.Резунков называет 1885г., а Е.Н.Рендюк - 1897г. Сопоставив эти данные с данными А.Кардова в статье "Золотая лира", напечатанной в газете "На страже Родины" в 1945г. о том, что "41 год прошел с тех пор, как он (А.Поплавский) взял в руки дирижерскую палочку военного капельмейстера". Исходя из этого, можно считать данные В.П.Резункова наиболее вероятными.

Согласно мнению Е.Н.Рендюка, Поплавский был прекрасным дирижером и педагогом. В течение многих лет он являлся победителем конкурсов руководителей военных оркестров СССР, обладателем Красного Знамени НКО СССР. В.П.Резунков также считает Поплавского "строгим и требовательным человеком", справедливым педагогом .

7 марта 1937г. была сформирована специальная комиссия по комплектации школы. В состав комиссии вошли капельмейстеры и военный врач Ленинградского гарнизона. Главой комиссии назначен Гарнизонный капельмейстер Абрам Михайлович Геншафт.

А.М.Геншафт - профессиональный музыкант, соратник С.А.Чернецкого, занимавший ответственные посты в командовании ЛВО и Лен.фронта. Впоследствии он тесно сотрудничал со школой, ее командованием, руководил оркестром школы.

Отбор воспитанников для 1-й ЛШВМВ производился из числа воспитанников детских домов г. Ленинграда. Основными критериями отбора были: музыкальный потенциал и физические данные кандидата. Воспитанники направлялись на комиссию только по рекомендации руководителей своих дет.домов.

23 марта 1937г. комиссия завершила свою работу. В общем счете было отобрано 100 ребят в классы с 5 по 8 (по 20 человек в класс). По данным В.П.Резункова, воспитанники были набраны из 24 детских домов Ленинграда. Как нам удалось выяснить, в школу были приняты воспитанники детских домов №1, 4, 9, 10, 22. Также В.П.Резунков приводит сведения, что воспитанники представляли 30 национальностей. К сожалению, эту информацию проверить не удалось.

Необходимо отметить, что из всех отобранных воспитанников только двое: Иван Егоров и Исаак Виговский имели опыт музыкального обучения.

После расформирования детского дома №32, воспитанники, не прошедшие по конкурсу в 1-ю ЛШВМВ были направлены в 1-й Пионерский детский дом, располагавшийся в районе Смольного.

Начало учебного года в музыкантской школе было назначено на 1 апреля 1937г. К 27 марта здание на Калашниковской наб., 5 было полностью подготовлено к открытию школы.

1 апреля 1937г., как и предполагалось, состоялись торжественное открытие и первый учебный день в 1-й Ленинградской Школе Военно-музыкантских воспитанников.

С начала учебного года в школе был установлен следующий распорядок дня. От завтрака и до обеда проводились музыкальные занятия: по специальности, теории музыки, репетиции оркестра, а также музыкальная самоподготовка. Во вторую половину дня - общеобразовательные дисциплины, проходившие во вторую смену в классах средних школ района.

ГорОНО распределил воспитанников 1-й ЛШВМВ по четырем средним школам Смольнинского района. К сожалению, номера этих школ нам установить не удалось. Такое распределение было крайне неудачным: воспитанникам приходилось ходить в школы, расположенные далеко от здания музыкантской школы. Также воспитанники оказались разъединены между собой. Самой важной проблемой было то, что из-за такого разброса воспитанников, командованию 1-й ЛШВМВ было очень сложно следить за успеваемостью и дисциплиной в общеобразовательных школах. На этой почве, а также в связи с том, что воспитанники становились участниками нарушений в школах достаточно часто, между командованием 1-й ЛШВМВ и администрациями школ возникали конфликты.

Все это вызывало у директоров школ стойкое неприятие воспитанников музыкантской школы, заставляло относиться к ним предвзято.

С первого дня работы музыкантской школы обозначились многие проблемы. Основная из них - крайняя недисциплинированность воспитанников, привыкших в детских домах к вольному образу жизни. Показатели этого: хулиганство, распущенность в поведении, злоупотребление табаком, брань.

Так в первый месяц работы произошло несколько драк как между воспитанниками, так и с учениками других школ. Группа воспитанников во главе с Михаилом Ильиным совершила нападение на кондуктора трамвая с целью грабежа.

В целом, в школе царили криминальные привычки, сами воспитанники были крайне озлоблены, предпочитали собираться в группировки.

В.П.Резунков называет основной причиной таких результатов недобросовестную работу директоров детских домов, рекомендовавших для приема в музыкантскую школу наиболее недисциплинированных воспитанников, с тем, чтобы избавиться от худших учеников.

При этом школа испытывает острую нехватку воспитательского персонала. На начало года воспитательной работой занимались только два педагога: Смирнов и Зинаида Андреевна Дюбенкова. Одновременно школа приглашала новых воспитателей, но те отказывались, сознавая трудности в работе с контингентом учащихся музыкантской школы.

Согласно воспоминаниям В.П.Резункова, целью воспитательной работы в школе являлось: "приучить воспитанников к новому распорядку, повседневно прививать им культурные навыки, необходимые для овладения сложным инструментом". Основными формами работы были: "беседы, читки литературы, культпоходы". При этом в школе не было таких важных составляющих, как клубная и библиотечная работа.

Из-за того, что воспитательная работа в школе еще только началась, воспитанники не имели постоянного занятия. По-видимому, это вынуждало их попросту безобразничать. Например, воспитанник Тихонов, поспорив с одноклассниками на 20 копеек, залез на купол близлежащей церкви. Проанализировав материалы архива В.П.Резункова, а также воспоминания выпускников, мы отметили, что эта церковь часто была местом игр воспитанников. Нам удалось узнать, что это была приходская церковь Святых Благоверных князей Бориса и Глеба. Она располагалась на Калашниковской набережной в створе Калашниковского пр. (ныне пр. Бакунина). В.В.Антонов и А.В.Кобак в справочнике "Святыни Петербурга" пишут: "Массивный, чуть грузный храм в русско-византийском стиле красиво высился на Невской набережной. Был одним из лучших образцов церковного строительства. Входили в храм с трех сторон по высоким гранитным крыльцам. Барабан золоченого шатрового купола украшали 12 лепных изображений апостолов. Главный портал имел вид трехчастной р

оманской арки, на которой были высечены слова из Священного писания". Храм был закрыт в июле 1934 года (решением Президиума Ленсовета от 15.VII.1934). Летом 1975г. полуразрушенный остатки храма были окончательно снесены. Теперь на этом месте пустырь. По воспоминаниям педагога Музыкальной школы - интерната А.С.Дмитриевой, купол храма возносился весьма высоко. В этом аспекте поступок воспитанника Тихонова выглядит крайне рискованным, и, в целом, свидетельствует о линии поведения воспитанников на тот период.

Особый интерес вызывает и следующий случай: четверо воспитанников во время ледохода на Неве впрыгнули на проплывавшую по реке льдину и собрались в кругосветное путешествие. К счастью, благодаря расторопности воспитателей школы, все завершилось хорошо.

Описывая этот эпизод в своей повести, В.П.Резунков отмечает, что данные воспитанники вообразили себя "папанинцами". Однако, дрейф станции "Северный полюс" с участием И.Д.Папанина начался только 21 мая 1937г. Соотнеся эту дату со временем невского ледохода, мы отмечаем, что такое определение неточно и относится к более поздним впечатлениям автора.

Понимая всю сложность положения с воспитанием, педагогический коллектив школы развернул политико-массовую работу. Политзанятия вели воспитатели Смирнов и Дюбенкова, а также пришедший в школу вожатый И.Рожков. Несколько позже была создана пионерская организация 1-й ЛШВМВ, которая была немногочисленна, а потому достаточно слаба.

Одновременно начались изменения в военной подготовке. Для ее улучшения школа разделена на 3 взвода. На наш взгляд, это позволило передать воспитанников под руководство конкретного военного педагога - руководителя взвода. Также в конце мая 1937г. в школу были командированы 2 младших командира. В их обязанности входило: помощь педагогическому составу, проведение политинформации по вопросам внешней и внутренней политики СССР ( дважды в неделю), организация массовой работы в выходные дни.

Каждый из молодых служащих Красной Армии, поступивший на службу младшим командиром школы предварительно проходил курс разъяснительной работы. Целью курсов было объяснение специфики службы, представление набора педагогических приемов и мер воздействия. Однако, как констатирует В.П.Резунков, в итоге удачной можно считать работу только нескольких командиров. Проанализировав это мнение, мы пришли к выводу, что причиной такой оценки скорее всего является возраст призванных младших командиров и свойственные ему горячность, скороспелость решений и действий, которые могли вызвать недовольство со стороны более старших командиров и педагогов. Тем не менее, можно сказать, что приход младших командиров способствовал повышению дисциплины.

Говоря о проблемах школы, необходимо подчеркнуть полное отсутствие финансирования нужд 1-й ЛШВМВ с какой-либо стороны. В.П.Резунков отмечает, что заведующий Смольнинского РайФО передал все средства базового детского дома №32 в Гос.фонд. Как можно понять из этих слов, деньги в школу направлены не были. Для установления постоянного финансирования школы потребовались письменные обращения начальника школы к своему командованию. Только после этого 1-я ЛШВМВ была поставлена на финансирование из городского бюджета Ленинграда.

Интересен тот факт, что администрация школы проявила своеобразную предпринимательскую хватку. На первые полученные средства при школе была организована музыкально-механическая мастерская, обслуживавшая всех желающих. Доходы от этого предприятия направлялись на улучшение питания воспитанников и хозяйственные нужды школы.

Особое удивление вызывает следующая проблема. При том, что школа была официально подготовлена и торжественно открыта, до середины апреля 1937г. школа не обладала музыкальными инструментами, необходимыми для ведения образовательного процесса. Только 15 апреля некоторые инструменты поступили в школу из инспекции музыкальных инструментов, но их оказалось недостаточно. Недостающие инструменты командованию школы пришлось брать напрокат в Ленинградской Государственной Консерватории.

С поступлением инструментов начались музыкальные занятия по специальности. Для их проведения в школы были приглашены педагоги-музыканты Ленинградской Гос. Консерватории, Академического театра оперы и балета им. С.М.Кирова, Малого оперного театра. Это доцент А.В.Березин (класс кларнета), профессор М.Н.Буяновский (класс валторны), профессор А.Б.Гордон (класс трубы), доцент В.И.Зинченко (класс тубы), профессор Е.А.Рейхе (класс тромбона), засл.артист республики Д.В.Пряхин (класс гобоя), засл.артист республики Л.А.Теслер (класс кларнета), педагоги А.П.Павлов и Грисяк (класс трубы), С.Г.Певзнер (класс флейты), И.К.Постников (класс баритона), Русак (класс тенора), Чулюкин (класс ударных), Н.С.Тагрин (теория музыки) и Б.С.Федулов (класс ансамбля).

К сожалению, о некоторых педагогах школы известно крайне мало. В то же время удалось установить подробности биографий нескольких преподавателей по монографиям С.В.Болотина "Биографический словарь музыкантов исполнителей на духовых инструментах" и А.Черных "Советское духовое инструментальное искусство".

Анатолий Васильевич Березин (1.XI.1889 С.-Петербург - 8.IX.1968 Ленинград) - кларнетист, педагог, выпускник Петербургской Консерватории в 1913г., в 1926-60гг. - преподаватель Ленинградской Консерватории ( с 1927г. - доцент, 1940 - профессор). Михаил Николаевич Буяновский (4.X.1891 С.-Петербург - 4.III.1966 Ленинград) - валторнист, педагог. Его имя занесено на мраморную доску лауреатов Петербургской Консерватории, как выпускника с золотой медалью. С 1920г. он - педагог Петроградской - Ленинградской Консерватории ( с 1926г. - профессор), засл.артист РСФСР (1939). Александр Бернгардович Гордон (10.VII.1867 С.-Петербург - 1942 Ленинград) - трубач, педагог, композитор. Выпускник Петербургской Консерватории в 1887г. В 1919-22 - преподаватель Ленинградской военно-музыкантской школы, в 1895-1942 - педагог Петербургской - Петроградской - Ленинградской Консерватории (с 1910г.- профессор), засл. Деятель искусств РСФСР (1937). Владимир Иванович Зинченко (15.VII.1887 С.-Петербург - 14.XI.1966 Ленинград

) - тубист, педагог. В 1905-38гг. - солист Придворного оркестра - заслуженного коллектива РСФСР Симфонического оркестра Ленинградской Филармонии. В 1935-41гг. педагог Ленинградской Консерватории. Александр Павлович Павлов (24.VII.1892 Шлиссельбург - 18.VII.1947 Ленинград) - трубач, педагог, выпускник Ленинградской Консерватории (1925г. класс А.Б.Гордона), в 1930-41гг. - преподаватель музыкального училища им. М.П.Мусоргского. Евгений Адольфович Рейхе (1878, Галле, Саксония - 15.II.1946 Ташкент) - тромбонист, педагог, выпускник дрезденской Консерватории (1896г.), 1899-1941 - солист оркестра Мариинского - Кировского театра. 1933-42 - профессор Ленинградской Консерватории, "Герой труда" (1923г). Лев Абрамович Теслер (18.III.1887 Николаев - 14.V.1961 Ленинград) - кларнетист, педагог. В 1926-48гг. - солист оркестра Ленинградского Малого оперного театра. В 1937 - 46гг. - педагог школы военно-музыкантских воспитанников, заслуженный артист РСФСР.

По мнению С.В.Болотина и Е.Н.Рендюка, все эти педагоги были блестящими представителями петербургской - ленинградской исполнительской и педагогической школы. Таким образом, можно сделать вывод, что в 1-ю Ленинградскую школу военно-музыкантских воспитанников были приглашены лучшие педагоги, способные передать воспитанникам отличные исполнительские традиции. Данный факт подчеркивает серьезное отношение организаторов школы к процессу подготовки молодых военных музыкантов.

По прошествии некоторого времени с начала занятий по специальности, из воспитанников был сформирован Сводный оркестр школы. Художественным руководителем и дирижером оркестра стал А.Ф.Поплавский. После репетиции оркестр проводил марши от здания школы до Красной площади (ныне пл. А.Невского). Целью этих маршей было научить оркестрантов "играть в движении", то есть играть и маршировать одновременно.

В мае 1937г. школу посетил куратор - С.А.Чернецкий. После осмотра школы он остался доволен подготовленностью здания, проведенным ремонтом. В то же время он отметил две существенные проблемы: непригодность школьного двора для строевой подготовки и командных игр (по этой причине строевая практика воспитанников проводилась в районе Смольного), а также полное отсутствие изолированных кабинетов, необходимых для индивидуальных занятий по специальности (из-за чего воспитанники были вынуждены заниматься на лестничных площадках, в коридорах, спальнях, умывальнях, гардеробе). На прощание Чернецкий обещал содействие в решении этих вопросов, а также дальнейшей работе школе. Судя по тому, что ни в одном из последующих материалов ссылок на вышеназванные проблемы нет, вероятно, они были решены.

Тем не менее, несмотря на многочисленные трудности, обучение в школе шло в полном соответствии с программой. 15 июля 1937г. наступил первый отчет-ный рубеж. Состоялись испытания (экзамены) по специальности. Как отмечает В.П.Резунков, педагоги с удовлетворением отметили, что учащиеся программу перевыполнили. К сожалению, невозможно раскрыть подробности этого опреде-ления, но то, что программа была исполнена даже в большем объеме, безусловно, является положительным фактом. Однако при этом отмечено большое число неус-певающих по общеобразовательным дисциплинам. Это можно объяснить тем, что воспитанники с интересом занимались новым делом, музыкой, а общеобразова-тельные предметы изучали как и прежде, в дет. домах - "спустя рукава".

По окончании всех испытаний школа готовилась к летнему отдыху. 2 июля 1937г. воспитанники и часть педагогов выехали в Сиверский, в лагерь неподалеку от пос. Кейзево. Территория, выделенная школе оказалась крайне запущенной. Первое время воспитанники убирали мусор и только после этого развернули палаточный городок. С первого дня отдыха был установлен распорядок дня следующего содержания. После завтрака проводились строевые и оркестровые занятия на свежем воздухе, затем обед и время отдыха, после чего - спортивные игры и массовая работа. В конце дня - ужин.

После решения первоочередных бытовых проблем, воспитанники и педагоги приступили к занятиям. В частности, продолжал репетиции старший оркестр школы. С 1 августа был составлен второй оркестр из менее подготовленных учеников. Руководство этим оркестром также осуществлял А.Ф.Поплавский.

Интересно, что в это время в близлежащий сельсовет поступило несколько жалоб от дачников на школу, мешающую, якобы, спокойному отдыху исполнением оркестровых произведений. Судя по всему, только благодаря слаженной работе сельсовета и командования школы конфликт был улажен. Более того, впоследствии многие дачники часто посещали репетиции школьного оркестра.

В лагере была продолжена воспитательная работа, тем не менее, произошли и серьезные происшествия. Так произошла драка с пионерами соседнего Кировского пионергородка. Камнем нанесена тяжелая черепная травма вожатому этого лагеря. Среди нарушителей особенно выделялись воспитанники Кулыманов, Григорьев, Авдошкевич, Бондаренко, Тихонов и Дементьев. Этот эпизод стал самым неприятным событием лагерной смены.

Вскоре возник вопрос об организации охраны лагеря. Начальник школы обратился за предложениями к воспитанникам. Интересна развязка этой ситуации, которую описывает В.П.Резунков. Воспитанники привели около десятка различных собак и устроили спор, доказывая преимущества именно своей собаки. Победителем стихийно организовавшегося конкурса стал щенок Пират. Этот пес стал настоящим другом воспитанников школы, сопровождал их везде, делил с ними все радости и лишения.

После такого бурного начала, остаток смены прошел в относительном спокойствии.

26 августа на лагерной линейке под звуки "Интернационала" был спущен флаг. Летняя смена завершилась, и школа возвратилась в зимние квартиры в Ленинград.

Рассмотрев первые месяцы существования школы, можно заключить, что работа 1-й Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников была сопряжена с большими трудностями как организационного, так и педагогического характера, тем не менее, происходило становление новых традиций, формирование того уклада жизни, который впоследствии закрепился в школе, создавались новые методики обучения в рамках формы военно-музыкантской школы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2754
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2009 8:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ГЛАВА III

1-я Ленинградская школа военно-музыкантских воспитанников в годы своего становления и развития (1 сентября 1937 - 21 июня 1941).

В данной главе описываются история становления и развития военно-музыкантской школы, бытовые проблемы, педагогические успехи преподавателей и музыкальные победы воспитанников.

С 1 сентября 1937г. в школе начался первый полный учебный год. В начале этого года сложилась ситуация, крайне неприятная для педагогов школы: воспитанники выразили сомнение в необходимости изучения музыкальной грамоты и теории музыки. Ссылаясь на опыт детских домов, они утверждали: "В дет. домах не знают никакой теории, а как там играют здорово".

Сопоставив вышеприведенные аргументы с реальными фактами и, опираясь на мнения профессиональных музыкантов, в том числе В.П.Резункова, мы отмечаем, что говорить о высоком уровне музыканта либо музыкального коллектива, исполняющих произведения исключительно на базе практического стажа и без знания теоретических основ, не приходится. Данный метод применим только для самодеятельных исполнителей, но не для подготовки грамотных военных музыкантов. Только после разъяснения этого вопроса со стороны командования и педагогов, подобные разговоры прекратились.

На осень 1937г. пришелся расцвет новых дворовых игр. Наиболее модными играми стали - катание на роликах, игры с резинками и самопалами. Необходимые "игрушки" воспитанники доставали у своих друзей в детских домах. Ряд подобных "игрушек" был найден и при осмотре помещений спален и классов. Это были шарикоподшипники, очки шофера, гвозди, пуговицы, коробочки, елочные игрушки, ключи от разнообразных замков. Наиболее популярным развлечением вне стен школы стало катание на выступах в хвостовой части корпуса трамвая, которое называли "катанием на колбасе".

С тем, чтобы занять воспитанников более полезными делами в школе были открыты кружки: рисования и оркестр русских народных инструментов. Руководство последним было поручено Ф.А.Тарабухину. По мнению В.П.Резункова, Тарабухин - тонкий и музыкальный педагог. О художественных вкусах Ф.А.Тарабухина говорит тот факт, что он ввел в состав своего оркестра три скрипки, что придавало группе особое стройное и яркое звучание.

Одновременно набирала силу военная подготовка. В школу были доставлены учебные винтовки, что позволило начать стрельбы в тире.

Однако, несмотря на военную принадлежность школы, воспитанники не бы-ли обеспечены обмундированием, положенным по уставу. Командование музы-кантской школы обратилось к начальнику политотдела спецчастей РККА и коман-дующему войсками ПВО, которым была подчинена школа. Рассмотрев прошение, эти органы постановили незамедлительно начать пошив формы для 1-й ЛШВМВ со сроком окончания к XX-летию Октябрьской революции. 6 ноября 1937г. пошитая форма поступила в школу и была выдана по зимнему плану. Е.Н.Рендюк вспоми-нал, что форма была настоящей военной и состояла из брюк синего цвета, защит-ной гимнастерки, кирзовых сапог, шинели и буденовки. К петлице шинели был прикреплен знак рода войск - позолоченная лира. Впоследствии этот символ побу-дил В.П.Резункова назвать свою книгу "Золотая лира".

По мнению В.П.Резункова, после того, как все воспитанники оделись в форму, школа, словно, преобразилась. Все выглядели "примерно, степенно, осторожно"

7 ноября 1937г. Ленинградская военно-музыкантская школа впервые участвовала в юбилейной демонстрации трудящихся Смольнинского района. В.П.Резунков отмечает как большое достижение репертуар школы - 3 марша и несколько революционных песен. Действительно, при крайне сжатых сроках обучения это можно считать существенной победой и воспитанников и педагогов.

В дни ноябрьских праздников в школе вышел первый номер стенной газеты "За учебу!". К сожалению, ни один из номеров названной газеты не сохранился и невозможно привлечь ее материалы к данному исследованию.

В декабре 1937г. в 1-й ЛШВМВ была создана "Доска почета". На этой доске вывешивались фотографии воспитанников-отличников. Первым из них был Николай Куняшев. Еще в детском приемнике-распределителе он дал слово учиться на "отлично" и сдержал свое слово. Газета "За учебу!" объявила Н.Куняшева "героем учебы". В течение многих лет он держал первое место в школе по успеваемости и заслуженно получил звание "Отличник учебы Смольнинского района".

По окончании ноябрьских праздников школа начала усиленную подготовку к новому юбилею - XX-летию Красной Армии. В праздничные дни февраля 1938г. в печати были опубликованы списки командирского, политического и начальствующего состава ПВО, награжденного медалью "XX лет РККА". Среди награжденных нам удалось найти одного человека, тесно связанного с 1-й ЛШВМВ. Это А.М.Геншафт. Другие руководители школы в указанных списках не значились.

В дни юбилейных торжеств в Ленинграде, на сцене Дома Красной Армии (пр. Володарского (ныне Литейный пр.), д.20) проходила VIII Окружная Олимпиада красноармейской самодеятельности. Военная печать, в частности, газета "На страже Родины", широко освещала ход Олимпиады. При подробнейшем анализе статей того времени сделан вывод, что военно-музыкантская школа в конкурсной программе Олимпиады не участвовала. В фондах Дома Офицеров ЛВО им. С.М.Кирова данных об участии школы в Олимпиаде также найти не удалось.

В феврале 1938г. в газете "На страже Родины" было опубликовано обращение преподавателей Ленинградской Консерватории "К работникам искусств города Ленина". Обращение подписано в том числе и педагогом 1-й ЛШВМВ А.Б.Гордоном. Предметом обращения являлось обязательство, оказывать всемерную помощь лучшим исполнителям, отобранным на VIII Олимпиаде Красноармейской самодеятельности ЛВО. Авторы обращения предложили заключить соцсоревнование "на лучшее обслуживание выделенных на Олимпиаде исполнителей". Разумно предположить, что это письмо сыграло позитивную роль в истории развития военно-музыкантского искусства, так как предполагало оказание педагогической помощи лучшим военным музыкантам. В свою очередь, это обра-щение могло стать импульсом для командования музыкантской школы к учащению публичных выступлений коллективов и отдельных воспитанников школы.

Весна 1938г. была посвящена борьбе за успеваемость в школе. Как утверждает В.П.Резунков, это связано с дурной привычкой, сохранившейся со времен обучения воспитанников в детских домах. Тогда первые три четверти учебного года велись учениками плохо, а в последнюю начинались попытки наверстать упущенное.

В июне 1938г. состоялись плановые годовые испытания (экзамены) по предметам музыкального и общеобразовательного циклов. К сожалению, сведений об итогах этих испытаний мы не найдено.

28 июня 1938г. 1-я ЛШМВМ вновь выехала в свой загородный лагерь в Сиверском. 2 июля состоялось открытие лагерной смены. В Сиверском продолжали репетиции уже два полнокровных оркестра, способных к "игре в движении". Из числа младших воспитанников школы был составлен третий оркестр, делавший только первые шаги в ансамблевом исполнении.

После репетиций, длившихся месяц, старший оркестр военно-музыкантской школы стал концентрировать в соседних с лагерем санаториях и домах отдыха. Особым успехом оркестр пользовался в доме отдыха "Рабис" (Областном доме отдыха работников искусств).

К этому времени относится некоторое улучшение ситуации в вопросах дисциплины: уменьшилось число внутришкольных конфликтов. Однако, была зафиксирована попытка кражи лодки в лагере детского дома №5. Как выяснилось, лодка была необходима для любимого занятия воспитанников в то лето - ловли раков. Общепризнанным специалистом в этой области был воспитанник К.Цай.

Летний отдых школы завершился в конце августа 1937года.

Новый 1938-39 учебный год начался 1 сентября. К новому учебному году управление образования перераспределило воспитанников по двум общеобразовательным школам района. Младшие школьники поступили в Среднюю мужскую школу №9 Смольнинского района Ленинграда (Калашниковская наб., д.64), старшие - в Среднюю мужскую школу №8 Смольнинского района Ленинграда (пр. Бакунина, д.81 - ныне школа в первом здании не сохранилась, во втором размещается школа-интернат №51 Центрального района г.С.-Петербурга).

Распределение воспитанников по двум школам вместо четырех, безусловно, имело положительные стороны. Основная из них - концентрация внимания коман-дования музыкантской школы на успеваемость и дисциплину воспитанников только в двух учебных заведениях. Однако, и в этих школах продолжались кон-фликты с администрациями. Причиной конфликтов были действия воспитанников, которые, узнав об обидах младших соучеников в школе №9, направлялись туда на правах старших защитников для разбирательств. Нередко подобные разбирательства выливались в драки. Все это возмущало директоров школ, требовавших объяснений при встречах с командованием музыкантской школы.

В начале учебного года в школу было командировано несколько военных руководителей, прибытия которых в школе ждали очень давно.

Военным комиссаром 1-й ЛШВМВ был назначен батальонных комиссар Николай Иванович Лигатко. Помощником начальника школы по строевой подготовке - Константин Фомич Головченко, младшими командирами взамен ушедших - старшины Игнатьев и Каменин.

В.П.Резунков связывает с приходом Н.И.Лигатко улучшение полит-массовой работы, рост числа комсомольцев и создание комсомольской ячейки школы. Первым в истории школы секретарем комсомольской организации стал, судя по материалам из личного архива В.П.Резункова, воспитанник Николай Кулыманов. Также, проанализировав данные В.П.Резункова, удалось установить, что с приходом Н.И.Лигатко была установлена шефская опека над школой со стороны Железнодорожной бригады. Согласно воспоминаниям Е.Н.Рендюка, данная бригада размещалась в Ленинграде, в районе Таврического сада. Однако, в Фондах Ленинградского Совета Ветеранов-однополчан, сведений о такой бригаде нет, поэтому проверить эту информацию не удалось и мы останавливаемся на ней, как на версии. Из монографии З.Г.Пивень "Навечно в памяти народной" удалось узнать некоторые подробности биографии Н.И.Лигатко. Он был одним из первых ленинградских пионеров, с 1923 года - комсомолец, с 1924 года - член ВКП(б).

В опубликованной книге В.П.Резункова "Золотая лира" фамилия военкома приводится как "Легатко". Проанализировав некоторые документы из школьного архива, в том числе подписи к фотографиям и данные З.Г.Пивень из монографии "Навечно в памяти народной", можно заключить, что написание фамилии военкома через букву "е" является ошибочным. Единственно верное прочтение - Н.И.Лигатко.

Из записей В.П.Резункова следует, что к этому времени относится приход в школу заведующего клубом школы Андрея Николаевича Киреева. Он организовал актив культурно-массовой работы, оживил деятельность клуба и библиотеки, предложил воспитанникам самостоятельно оформить интерьеры школы. В частности, воспитанники украсили стены клуба рисунками и лозунгами.

Достаточно забавная история связана с работой в школе старшины Каменина. Уму была поручена строевая практика воспитанников. Каменин служил вдохновенно, водя строй через лужи, кучи мусора, грязь, заставляя воспитанников маршировать до изнеможения. Ответом ему была песня, которую воспитанники пели в качестве строевой. На музыку "Конноармейской" стихи написал воспитанник Лобковский. Целью стихов было высмеивание старшины. Как восклицал В.П.Резунков, "Каменин чувствовал неладное, но распознать в чем дело так и не смог".

В середине осени стали заметны первые плоды политического просвещения, обернувшиеся настоящей детективной историей. Воспитанники школы Лариков, Кальнин, Андреев, и Цай подготовили и совершили побег из школы с целью спасения угнетаемых афро - американцев в США. Руководителем побега стал Лариков. Первым остановочным пунктом по пути в США была избрана Сиверская. Понятно, что это было единственное место вдали от школы, добраться до которого воспитанники могли самостоятельно. Для расходов на первое время воспитанники продали шинели, оставив только одну, и покрывались ей ночью. Питались они картофелем и другими овощами, которые собирали на полях. В скором времени воспитанники поняли, что долго так не протянут и решили возвратиться в Ленинград.

В городе они были задержаны и отправлены в детский приемник-распределитель. Там они выдавали себя за четырех братьев-погорельцев, затем назвались друзьями: русскими, украинцем и китайцем. Однако дежурный милиционер определил принадлежность ребят к 1-й Ленинградской школе военно-музыкантских воспитанников по штампу на нижнем белье и вызвал из школы командиров. Особое удивление воспитанников вызвало появление в распределителе Н.И.Лигатко и К.Ф.Головченко, вооруженных пистолетами. Командиры доставили беглецов в здание школы. К сожалению, выяснить финал этой истории нам удалось.

Данная история была записана В.П.Резунковым со слов выпускника школы Висвальда Леонидовича Кальнина. По хронологии она была размещена в 1937 году. Мы считаем, что такое расположение неверно. В качестве доказательства приводим следующие факты. Во-первых, воспитанники продали свои шинели, а их выдали, как было сказано выше, только в ноябре 1937г. Соотнеся эту дату со временем уборочной кампании, можно подвергнуть это утверждение В.П.Резункова сомнению. Во-вторых, если верно утверждение В.П.Резункова о приходе Н.И.Лигатко и К.Ф.Головченко в школу в 1938г., то и их прибытие в приемник-распределитель за воспитанниками могло состояться только в 1938г.

Осенью в 1-й ЛШВМВ начали выходить "Боевые листки", издававшиеся повзводно. Задачей издателей "Боевых листков" было отражать жизнь во взводе, школе, всей стране. Авторами статей в "листках" были воспитанники, воспитатели и командиры школы. К счастью, небольшая часть листков, относящихся к трем периодам существования школы сохранилась и была использована нами при подготовке работы.

Зима и весна в музыкантской школе прошла достаточно ровно. Из нововведений можно назвать дополнительные занятия по общеобразовательным предметам, которые проводились педагогами школы.

1 мая 1939г. музыканты старшего оркестра школы участвовали в параде войск ЛВО на площади Урицкого (ныне - Дворцовой пл.). 1-я ЛШВМВ маршировала впереди сводного полка музыкантов, фронтом по 24 человека .

В середине июня 1939г. состоялись традиционные годовые испытания по специальности. На этот раз экзаменационную комиссию возглавил художественный руководитель Киевского оперного театра им. Т.Г.Шевченко, заслуженный артист УССР Пиориш. Членами комиссии являлись солисты названного театра. Они отметили высокий уровень подготовки воспитанников Н.Куняшева, М.Ильина, И.Виговского, В.Скопина, Л.Вартаньянца, И.Пошехонова, В.Соколова и А.Григорьева.

В конце июня школа по сложившейся традиции выехала в лагерь в Сиверский.

Ко времени летнего отдыха 1939г. относятся существенные успехи воспитанников школы в спортивных состязаниях. Так футбольная команда 1-й ЛШВМВ заняла первое место на межлагерном чемпионате. Также первое место было занято в военно-спортивных соревнованиях. По окончании лагерной смены, за высокие спортивные показатели школа была награждена ценным подарком.

Интересно новое развлечение воспитанников, распространившееся среди них летом 1939г. - устройство в кронах деревьев своеобразных "гнезд" из досок. Одна из главных функций такого убежища - уклонение от встреч с командирами и, соответственно, освобождение себя от выполнения каких-либо поручений. Среди воспитанников строителей подобных "гнезд" прозвали "летунами".

В 1939г. в садах Сиверского выдался хороший урожай яблок. Воспитанники оббирали яблони в соседних садах и сразу же ели плоды. К сожалению, не для всех это завершилось благополучно. Е.Н.Рендюк вспоминает, что, набрав целый подол рубашки яблок - "дичков", он ел их сам и угощал окружающих. Следствием этого стало лето, проведенное им в больнице в лечении от желудочной инфекции.

По этим фактам В.П.Резунков заключил: "несмотря на большую работу командования, школа еще не добилась крепкого коллектива, сознательного. Многие комсомольцы не отставали от своих товарищей по шалостям и проказам".

В конце лета 1939г. произошел первый досрочный выпуск воспитанников 1-й ЛШВМВ. Он состоял из 11 наиболее успевающих воспитанников. Некоторые из них впоследствии служили в хозяйственных подразделениях РККА в период Финской кампании. К сожалению, не удалось получить сведения о причинах определения юных музыкантов не в военные оркестры, а в хозяйственный блок.

1 сентября 1939г. начался очередной учебный год. Этот год оказался особенным в жизни школы, как и в жизни всей страны. Впервые предстояло жить и работать в прифронтовых условиях.

В сентябре в школе прошла плановая проверка деятельности за истекший период со стороны Инспекции военных оркестров РККА. Итоги проверки было решено сообщить зимой.

30 ноября 1939г. началась Финская война. С самого ее начала воспитанники школы открыли переписку с бойцами и командирами Красной Армии, посылали им скромные подарки, перечисляли в их пользу сборы от концертов. Война, к которой так долго готовила народ пропаганда, вызвала в душах юношей живой отклик, вылившийся в необыкновенный порыв патриотизма. Воспитанники четко осознавали, что их вкладом в дело Победы должна стать отличная учеба.

Во время войны, из школы на фронт был отозван военный комиссар Н.И.Лигатко. Провожая военкома на фронт, воспитанники напутствовали его "Беречь себя и не жалеть врагов".

В это же время, воспитанники Висвальд Кальнин и Эдуард Чехович совершили попытку побега на фронт, однако, были задержаны еще на территории Ленинграда.

Февраль 1940г принес в школу радостное сообщение, ставшее новым импульсом к успешному продолжению учебы. Приказом №40 от 14 февраля 1940г. по итогам 1938-39 годов 1-й Ленинградской школе военно-музыкантских воспитанников было вручено переходящее Красное Знамя и почетный приз - посеребренные фанфары. Начальник и командиры школы получили памятные подарки, а помощник начальника по строевой части - благодарность.

Переходящее Красное Знамя стало признанием успехов школы, достигнутых по целому ряду пунктов, утверждением превосходства Ленинградской школы над всеми военно-музыкантскими школами страны.

На митинге, состоявшемся по случаю вручения Красного Знамени, воспитанники дали слово сохранить его в школе навсегда. Само Знамя установили в одном из помещений школы в специальной стеклянной витрине.

В марте 1940г. после получения информации о победоносном завершении Финской войны, Сводный оркестр школы начал пешее движение по заминированным дорогам Карельского перешейка по направлению к Выборгу. Движение продолжалось в течение трех суток. На ночь устанавливались палатки, где воспитанники и несколько педагогов отдыхали. С рассветом движение возобновлялось. Наиболее яркими воспоминаниями поделился Е.Н.Рендюк: по обеим сторонам тропинки, по которой шли ребята, были разложены разнообразные сувениры - красивые картинки, кусочки разноцветного мыла, игрушки, даже, велосипед. Все это командиры строго запретили трогать, - "сувениры" были приманками, к которым подсоединялись взрывные устройства. Был и такой вариант ловушки: в полуразрушенной избе на столе стояла посуда с едой, которую все оставалось только разогреть. У печи были сложены дрова, только топка в печи была закрыта. Именно к ней была подключена мина. Как отметил Е.Н.Рендюк, все это чрезвычайно поразило его и товарищей.

Целью такого сложного пути были концерт для бойцов шефской железнодорожной бригады, участвовавшей в штурме Выборга и находившейся в городе, а также участие в победном параде войск гарнизона. После трех дней дороги, цель была достигнута - оркестр прибыл в Выборг.

На митинге, состоявшемся в городе, воспитанник Михаил Ильин сказал: "Мы приехали сюда с тем, чтобы поблагодарить вас за воинскую доблесть, за то, что вы победили врага и дали возможность нам спокойно жить и учиться". В ответном слове начальник политотдела бригады отметил: "К нам приехали ребята, которые своими старательными руками неоднократно готовили дорогие для нас подарки, они показали нам свои успехи. Их искусство воодушевляет нас на новые боевые дела"

В торжественные дни, за успехи в бою железнодорожной бригаде вручили орден Боевого Красного Знамени. Оркестр школы выступил перед воинами бригады. В.П.Резунков восклицает: "Звуки марша раздавались в городе, где несколько дней назад слышны были разрывы снарядов".

В это время улицы Выборга были, буквально, переполнены различными боеприпасами. Е.Н.Рендюк вспоминает, что воспитанники школы собрали этих трофеев достаточно много и повезли их в Ленинград. Однако впоследствии, при патрулировании вагонов поезда, в котором следовали воспитанники, все трофеи были конфискованы, что несказанно расстроило ребят.

Краснознаменная железнодорожная бригада, прощаясь со своими подшефными музыкантами, в благодарность за долгую и верную дружбу, подарила школе коня по кличке Нордик, "красивой коричневой масти". Вся последующая жизнь этого животного была связана с жизнью школы.

По окончании победных торжеств воспитанники попрощались в Выборге со своим комиссаром Н.И.Лигатко, - он был освобожден от работы в музыкантской школе и переведен в политотдел железнодорожной бригады. Из монографии З.Г.Пивень "Навечно в памяти народной" удалось узнать о дальнейшей судьбе Н.И.Лигатко. С июня 1941 года он принимал участие в обороне Ленинграда. С 1943 года - инспектор политотдела железнодорожных войск Ленинградского фронта. Н.И.Лигатко был среди пассажиров поезда, который 7 февраля 1943 года прибыл в Ленинград с Большой земли - впервые за годы блокады. Фронтовыми путями майор Лигатко прошел Белоруссию, Литву, Польшу. Победу он встретил на Одере. До ухода на пенсию (в 1959 году) служил в рядах Советской армии. Н.И.Лигатко награждён 16 правительственными наградами.

Школа возвратилась в Ленинград, как уже упоминалось выше, железнодорожным транспортом. В городе вновь продолжился обычный образовательный процесс.

Весной 1940г. произошло еще одно знаменательное событие в истории шко-лы - заключен договор о социалистическом соревновании между Одесской и 1-й Ленинградской школами военно-музыкантских воспитанников. Предметом соревнования устанавливались показатели успеваемости и дисциплины. Контроль за исполнением договора возлагался на специальную комиссию, составленную из нескольких военных музыкантов. В течение года в здание на Калашниковской набережной, 5 приезжали комиссии из Одессы и Ростова. Делегация из Ленинграда так и не посетила ни Одесскую, ни Ростовскую школы. В виду полного отсутствия материалов по данному вопросу, мы не смогли объяснить причин этого.

По итогам соревнования, оглашенным в том же 1940г. победителем стала Ленинградская школа. За победу она была награждена символической переходящей Красной Звездочкой, перешедшей от Одесской школы, как символ лучших образовательных и воспитательных показателей.

С такими итогами школа подошла к плановым испытаниям, прошедшим в июне 1940 года.

Об атмосфере, сопутствовавшей подготовке воспитанников к испытаниям можно судить по публикациям "Боевого листка" 1 взвода школы. 19 мая 1940г. печатается статья М.Ильина. Он, в частности, пишет: "Мы должны с честью оправдать полученную награду - переходящее Красное Знамя отличной сдачей испытаний, отблагодарить нашу партию и правительство и великого вождя т.Сталина, за его заботу о детях." 8 июня, накануне зачетов, публикуется статья Н.Куняшева "Готовьтесь к музыкальным зачетам". Он пишет: "Зачеты покажут, чего добились воспитанники за три года <…> Мы должны дать нашей доблестной Красной Армии культурных и образованных музыкантов, чтобы суметь там организовать культурный отдых бойцам и командирам". Кроме того, сообщаются итоги испытаний по общеобразовательному циклу: "Школа не имеет ни одного второгодника, ни одной плохой оценки на испытаниях. Это доказывает, что ребята серьезно готовились…".

В июне 1940г. школа в очередной раз отправилась в лагерь. В самый разгар смены в Сиверский прибыл новый военный комиссар 1-й ЛШВМВ Василий Павлович Резунков. Среди педагогов школы он встретил своего преподавателя в музыкантском техникуме А.П.Павлова. С этой памятной встречи началось знакомство военкома со школой.

В.П.Резунков родился 28 августа 1908 года в С.- Петербурге. Работал на заводе имени Радищева, где участвовал в самодеятельности. Окончил музыкальный техникум в Ленинграде. В 1930 - 1934 годах - в штате военного оркестра штаба ЛенВО. В 1934 году поступил на курсы политруков. При этом В.П.Резунков оставался профессиональным трубачом. Многие отмечали у него музыкальный талант. Например, А.М.Геншафт писал: "Я хорошо помню, что у Вас была правильная постановка и хороший звук…".

Приход В.П.Резункова стал событием в школьной жизни, многое в ней значительно изменилось.

В это время оркестр школы вел широкую концертную деятельность. Особенный успех он имел в домах отдыха ВЦСПС и финансовых работников, а также воинской авиачасти. В качестве гонорара за концерты воспитанники получали возможность посещения киносеансов, пользование лодочной станцией в указанных домах отдыха. Успешно начал свои выступления и новый джаз-оркестр школы под управлением воспитанника Михаила Лоренца.

На летний период в лагерь школы были командированы практиканты-слушатели Московской Государственной Консерватории Бугло и Смущенко. Они приняли активное участие в делах школы, их работа была оценена на "отлично".

Одновременно с музыкальной деятельностью велась бурная спортивная жизнь: был совершен лодочный поход по р. Оредеж по маршруту от водяной мельницы до железнодорожного моста. Кроме этого прошло два пеших похода по 30 километров. Активно участвовали воспитанники в межлагерных и межвзводных соревнованиях.

В день авиации школа участвовала в параде детских домов в Сиверском. Там же воспитанники распространяли облигации 3-% займа.

Вторая половина августа выдалась в школе наиболее горячим временем, ввиду целого ряда событий, пришедшихся на этот период. 16 августа 1940г. была создана школьная организация ВКП(б). В нее вошли 4 человека: начальник А.Ф.Поплавский, военный комиссар В.П.Резунков, помощник начальника К.Ф.Головченко и заведующий клубом И.В.Крикуненко, избранный секретарем ячейки.

По мнению В.П.Резункова, "с организацией ячейки наладилась партийная работа в школе. В обязанность младшим командирам вменено изучение курса истории партии". Кроме того, он отмечает, что "коммунисты показывали пример высокой дисциплины, оказывали большую помощь командованию во всех делах школы, принимали активное участие в общественной жизни школы и работе комсомола". Выделяя тот факт, что все коммунисты школы как раз и составляли ее командование, можно подтвердить справедливость вышеприведенного тезиса.

К 16 августа 1940г. относится первое упоминание о деятельности зав. клубом школы Ивана Васильевича Крикуненко. Отметив тот факт, что он был избран секретарем местной парторганизации, можно сделать предположение, что он уже имел в школе достаточный авторитет и признание. К сожалению, не удалось узнать подробностей прихода в школу И.В.Крикуненко. В то же время загадочны обстоятельства ухода из школы бывшего зав. клубом А.Н.Киреева. Как отмечает в беседе с В.П.Резунковым В.Л.Кальнин, выпускник школы, авторитет Киреева среди воспитанников был значительно выше чем у кого бы то ни было. Однако, он основывался на неких "нехороших действиях", которые допускал зав. клубом. К сожалению, узнать о сущности этих действий не удалось. По утверждению Е.Н.Рендюка, А.Н.Киреев был единственным человеком в истории школы, которого арестовали сотрудники органов государственной безопасности. При этом Е.Н.Рендюк отмечает, что к репрессиям это не имело никакого отношения. Показа-тельно, что наш собеседник не стал говорить об истинных причинах этого события. В целом, имеются некоторые данные о работе А.Н.Киреева в школе. Он совмещал свою клубную работу с работой ночного воспитателя. Однако, эти сведения не дают каких-либо оснований для определения причины ареста А.Н.Киреева. В этой связи мы нельзя сделать каких-либо выводов по этому вопросу.

В последние дни лета 1940г. в 1-й Ленинградской школе военно-музыкантских воспитанников состоялся первый плановый выпуск воспитанников. Всего было выпущено 48 человек. По распределению они попали в военные учебные заведения и действующие части в городах: Ленинград, Пенза, Саратов, Ташкент, Харьков и Чкалов. 20 августа 1940г. выпускники обратились с коллективной просьбой к продолжавшим обучение воспитанникам школы. В просьбе, в частности, говорилось: "высоко держать честь школы, не отдавать почетное Красное Знамя".

Взамен ушедших воспитанников были приняты новички. Среди них: Яковлев, Емельянов, Цветков, Симаков, Саблин, Мотин и еще 42 воспитанника. В.П.Резунков отмечает, что наборы новичков в школе стали проводиться слишком часто и в очень неприятной обстановке. Причина последнего - позиция директоров детских домов, отказывающих в направлении воспитанников в музыкантскую шко-лу. Особенно непримиримым в данном вопросе был директор детского дома №7. Он отказывался направлять в музыкантскую школу отобранных педагогами 1-й ЛШВМВ ребят, чинил представителям школы различные препятствия.

В выпуске воспитанников В.П.Резунков отметил негативную для школы сторону: наполовину сократилась численность комсомольской организации. Среди выпускников 1940 года был и секретарь школьной ячейки Николай Кулыманов, который в школе был принят кандидатом в члены ВКП(б) [там же]. Для решения этой проблемы осенью 1940г. был начат новый прием в комсомольцы воспитанников школы.

31 августа 1940г. музыкантская школа покинула лагерь в Сиверской. В дороге впервые произошло происшествие - воспитанник Макс Орловский потерял свой кларнет. Только в Ленинграде, после разъяснений он получил новый инструмент.

1 сентября 1940г. начался новый учебный 1940-41 год.

Школа, обновленная почти наполовину, вновь испытывала трудности становления. Большинство старых воспитанников, желая сохранить установившуюся в школе атмосферу, терпеливо и настойчиво вводило в курс новых воспитанников, требовало от них неукоснительного соблюдения порядка.

Осенью 1940г. начала широкое развитие художественная самодеятельность: создано 3 новых коллектива. Это ансамбль песни и пляски. В репертуаре ансамбля - красноармейские и народные песни и танцы.

Интересно, что для одного из номеров ансамбля было необходимо участие девочек. Они были приглашены из средней школы. Чтобы мальчики, которые и в своей школе и в общеобразовательных классах обучались отдельно от девочек, встретили их достойно, перед встречей воспитанникам прочли этический курс.

Существенные разногласия по этому поводу мы обнаружили в записках В.П.Резункова, описывающих вышеизложенный эпизод. В разных документах он называет сразу два номера школы, из которых были приглашены девочки. Один из вариантов - 80, другой - 160. В этих данных есть неточность, так как за время репетиций школа прошла через перенумерование, которое, по данным музея школы на площади Искусств, произошло в начале 1941г. В то же время, в пригласительном билете на концерт 13 апреля упоминается участие школы №160. Именно этот номер и является верным.

За время учебного года ансамбль дал около 10 концертов в различных залах города, в том числе в Доме Красной Армии ЛВО.

В составе ансамбля песни и пляски был создан хор мальчиков. Хормейстером стал Александр Васильевич Яковлев. Согласно мнению В.П.Резункова, этот пожилой педагог был требователен и тверд, но в то же время весел и остроумен. Также он был талантливым музыкантом и педагогом. Доказательством этого являются отклики зрителей и слушателей, отмечавших "теплоту и яркость звучания голосов".

Также был создан танцевальный кружок под руководством солиста балета театра Музыкальной комедии Владимира Кашкана. Как считает В.П.Резунков, В.Н.Кашкан - энергичный и требовательный педагог, строптивый и порывистый человек, но блестящий мастер своего дела. Кружок В.Н.Кашкана выделялся оригинальностью и живостью постановки танцев. К сожалению, в связи с занятостью В.Н.Кашкана, не удалось задать ему несколько вопросов об этом времени. Хочется надеяться, что в ближайшее время встреча с В.Н.Кашканом состоится.

Продолжал свою работу и оркестр русских народных инструментов под руководством Ф.А.Тарабухина.

17 сентября 1940г. из Одесской ШВМВ в Ленинградскую школу прибыли начальник и его заместитель по политической части с целью перезаключения договора и социалистическом соревновании на 1941 год. Договор был перезаключен.

Осенью 1940г. в школе были установлены четкие графики культурной и массовой работы. Согласно графику посещение кинотеатра производилось один раз в неделю, посещение театра или цирка - один раз в месяц. В свободное время и выходные дни работала библиотека. Произошли изменения и в редколлегии стенной газеты "За учебу!". Редактором газеты был назначен воспитанник Ефим Рендюк.

В конце осени в школу поступило письмо, направленное выпускниками 1-й ЛШВМВ - слушателями 1-го курса Московской Государственной Консерватории. В этом письме они желали родной школе успехов и сохранения Красного Знамени.

В декабре 1940г. из школы демобилизовались младшие командиры Садовников и Кутынов. Они ушли в действующие части Красной армии, куда воспитанники писали им многочисленные письма. Новыми младшими командирами школы стали старшие сержанты А.В.Ершов и А.С.Кауман.

Анатолий Васильевич Ершов родился 27 декабря 1921г. в Псковской области. В 1939г. он окончил школу-десятилетку при Ленинградской Консерватории (класс тубы В.И.Зинченко), в 1939-41гг. учился в Ленинградской Консерватории. В 1-й ЛШВМВ он скоро заслужил доверие со стороны воспитанников. Подтверждением данного факта можно считать избрание его секретарем школьной комсомольской организации.

А.С.Кауман - выпускник знаменитой ШКИД. Он принес в школу массу забавных историй из жизни своей школы, его стихи и фельетоны часто появлялись в стенгазете "За учебу!" К сожалению, как отмечалось выше, ни один из номеров газеты не сохранился.

Согласно хронологии, предложенной В.П.Резунковым, к этому времени также относится служба в школе младших командиров Исламова и Лесниченко. В отношении этих командиров он говорит о потоке насмешек со стороны воспитанников. К сожалению, подробностей этого эпизода он не сообщает. В качестве дополнения отметим, что сам военком считал старшего сержанта Лесниченко лучшим младшим командиром школы.

В январе-феврале 1941г. в ЛВО проводилась IX Окружная Олимпиада красноармейской самодеятельности. По данным В.П.Резункова, школа активно участвовала в программе Олимпиады. Однако, тщательно проанализировав статьи в газете "На страже Родины", освещающей ход Олимпиады, мы отметили, что прямых упоминаний о школе в газете нет. Только в статье А.Бейлина из номера 31 за 1941 год говорится: "Блестящий пример отличной, подлинно артистической подачи номера дали участники детского ансамбля песни и пляски музыкальной школы, у которой очень интересна массовая народная пляска. Здесь чувствуется умелая работа постановщика. Много великолепных танцевальных фигур, все живо, весело, темпераментно, творчески изобретательно". Можно предположить, что данная оценка вполне могла быть дана ансамблю 1-й ЛШВМВ.

Продолжалась и методическая работа. В статье "За образцовую работу оркестров частей" в газете "На страже Родины" А.М.Геншафт писал: "Закончился методический сбор капельмейстеров оркестров войсковых частей и училищ Ленинградского Военного Округа <…> На сборе капельмейстеров было указано на необходимость улучшения руководства Красноармейской художественной самодеятельностью. <…> На это дело в первую очередь надо направить творческую энергию личного состава каждого оркестра.<…> Это будет способствовать тому, чтобы оркестры Ленинградского Военного Округа стали ведущими среди оркестров Красной Армии". Проанализировав вышеприведенную публикацию, можно предположить, что А.М.Геншафт в своей статье мог основываться на деятельности коллективов 1-й ЛШВМВ.

Зимой школа уделила особое внимание спортивному развитию воспитанников. Каждые выходные проводились на катке либо на лыжне. В частности, за каникулы было проведено две лыжных прогулки за городом, школа участвовала в лыжном кроссе имени "Комсомольской правды". Большинство воспитанников сдали нормы ГТО и БГТО 1-ой ступени. Многие из них заняли лидирующие позиции в своих возрастных группах. Так воспитанник Дмитрий Степуков пробежал на лыжах 10 километров за 46 минут (норматив 65м), а воспитанник Вставский преодолел 3 километра за 15 минут (норматив 21м).

Однако, несмотря на все успехи, с новой силой проявились случаи нарушений. Например, воспитанник Амосов, поссорившись с соседом по парте в Средней школе, порезал ему руку перочинным ножом. Воспитанник Раковский сильно ушиб голову воспитаннику Аксенову снежком. Воспитанник Кальтман, которого В.П.Резунков характеризовал как "хорошего, в общем, мальчика", был пойман на присвоении клубного имущества. Воспитанник Орловский, обманув командиров, отправился в увольнение. Из этого В.П.Резунков делает вывод: "Так вместо помощи, иногда со стороны способных ребят встречались обман и хитрость".

Настоящей проблемой школы стало всеобщее курение. Командованию школы было известно, что заводилой в этом деле являлся воспитанник И.Пантюшенко. Беседа, проведенная с ним, оказалось продолжительной и крайне напряженной. Тем не менее, ситуация с курением после школы существенно переменилась.

Весной 1941г. были подведены итоги успеваемости за I полугодие. По музыкальным предметам - 100%, по общеобразовательным дисциплинам - 98%. Это наивысшие показатели за всю прошедшую на тот момент историю школы. Однако, к завершению учебного года последний показатель снизился до 93%. Причиной этого было повышение числа посредственных оценок.

В течение II полугодия оркестр школы дважды выступал в домах культуры, участвовал в концерте детских художественных коллективов во Дворце Культуры "Выборгский". Также Е.Н.Рендюк вспоминает, что в этом году школа участвовала в радиоперекличке оркестров военно-музыкантских школ страны, где каждый оркестр представлял несколько номеров из своего репертуара. Оценку оркестров вело профессиональное жюри. Оркестр Первой Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников получил первое место по этой перекличке.

В преддверии 23-й годовщины РККА школа выступила в ленинградском радиоэфире.

1 мая 1941г. сводный оркестр 1-й ЛШВМВ вновь участвовал в демонстрации трудящихся Ленинграда. Об этом событии В.П.Резунков вспоминает, что во время парада площадь Урицкого (Дворцовая пл.) была запорошена снегом.

16 июня 1941г. в школе начались традиционные годовые испытания. По традиции они обещали стать логичным и спокойным завершением учебного года.

19 июня 1941г., в четверг, в 1-й ЛШВМВ произошло событие, которое потрясло всех воспитанников и педагогов, - скончался воспитанник школы Кук. По воспоминаниям В.П.Резункова, это был один из лучших воспитанников школы. Причиной смерти Кука стал острый приступ аппендицита. Как выяснилось, накануне вечером воспитанники устроили забаву - перепрыгивание через два стола, поставленных вместе. Кук тогда принял участие в этой игре. Впоследствии врачи заключили, что это и привело к острому приступу.

На похоронах Кука, политрук В.П.Резунков произнес клятву: "Высоко нести честь школы, всегда быть готовыми к защите Родины". .

Это событие вызвало в школе тяжелую, гнетущую атмосферу. К сожалению, трагическая кончина Кука была лишь первым испытанием в череде предстоящих событий.

Проанализировав все вышеперечисленные факты, можно заключить, что второй выделенный в данной работе период в истории 1-й Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников был времен отлаживания педагогических и бытовых механизмов, введения их в обычную школьную жизнь, а также развертывания активной концертной деятельности школы, становления школы как одного из ведущих учебных и концертных учреждений города.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2754
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2009 8:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ГЛАВА IV

Школа военно-музыкантских воспитанников в период Великой Отечественной войны: в Ленинграде и эвакуации. (22 июня 1941г. - август 1944г.)

В этой главе представлена история школы в период с начала Великой Отечественной войны до времени возвращения в Ленинград из эвакуации в 1944 году. Эта дата взята как рубеж между военным временем в эвакуации и временем восстановления мирного уклада школьной жизни в освобожденном от блокады Ленинграде. Необходимо отметить, что в части главы, относящейся к деятельности школы в Ленинграде, а также начальному периоду эвакуации, удалось восстановить подробную хронологическую последовательность. В то же время большая часть истории школы в эвакуации в более поздний период, не могла быть установлена точна, ввиду отсутствия необходимых материалов.

К последней неделе июня школа готовилась давно и основательно. В четверг 26 июня планировалось провести заключительный Отчетный концерт за 1940-41 учебный год в доме Красной Армии им. С.М.Кирова. К концерту были полностью подготовлены программы, отпечатаны афиши и билеты (приложение №7). Также до 27 июня продолжались годовые испытания по специальности. В завершение недели намечался традиционный отъезд в лагерь в Сиверском. Такой график работы был очень напряженным, трудным в физическом и психологическом планах. Чтобы предоставить воспитанникам некоторое время для отдыха перед такой насыщенной событиями неделей, командование школы заказало теплоходную прогулку по Неве на предстоящее воскресенье, 22 июня.

Этому плану не суждено было сбыться. Ровно в полдень весь личный состав, а также педагоги и сотрудники школы слушали в вестибюле школы радиообращение Председателя Совета Народных Комиссаров СССР В.М.Молотова, в котором сообщалось о нападении германских войск на Советский Союз. Сразу после окончания выступления В.М.Молотова, в школе началось активная работа. О сущности этой работы подробно рассказывается в донесении политрука 1-й ЛШВМВ В.П.Резункова начальнику отдела политпропаганды спецчастей гарнизона г. Ленинграда, бригадному комиссару Степанову. Из донесения следует, что прежде всего состоялся митинг "командиров, воспитанников и всех работавших в этот день педагогов, служащих и рабочих школы". На митинге выступили интендант II ранга В.И.Иванов, секретарь партийной организации И.В.Крикуненко и воспитанник-выпускник Д.Бондаренко. Затем начальник школы собрал на совещание командиров, начальников политотделов, где проинформировал их о сложившемся положении. После этого политрук собр

ал партийно-комсомольский актив школы и поставил перед ним задачи "авангардности во всем, особенной бдительности и постоянной информации". В тот же день были приняты меры по организации местной противовоздушной обороны (МПВО). Специальным приказом политрука 1-й ЛШВМВ были назначены ответственные дежурные по школе и МПВО из числа старших командиров. Укреплены подвальные окна здания, устроено бомбоубежище, усилены наряды. Первая воздушная тревога в ночь с 22 на 23 июня прошла в школе организованно: младшие воспитанники быстро разместились в убежище, старшие, работавшие в командах (санитарной, химической, противопожарной, охраны порядка) быстро заняли свои места. Так же организованно прошли и две воздушные тревоги 25 июня 1941г.

Одновременно с организацией убежища и МПВО, было установлено круглосуточное дежурство воспитанников у радиоточки и телефонного аппарата. Это было сделано для упорядочения получения информации и оповещения внутри школы. Также как видно из рапорта, с воспитанниками ежедневно проводились "беседы о положении на фронтах, разъяснения отдельных статей, коллективное слушание радио".

Несмотря на новое военное время в 1-й ЛШВМВ были проведены испытания по заранее утверждённой программе. Они выявили 98% успеваемости. Однако, двое воспитанников: Жевахин и Киселев, не выполнившие программу были направлены обратно в детские дома, "как не выдержавшие испытания".

29 июня в Ленинградском радиокомитете прошли записи духового и струнного оркестров, а также хора 1-й ЛШВМВ. А 1 июля Ансамбль песни и пляски школы выступил в одной из военных частей Ленинградского фронта. 2 июля состоялся выпуск 15 воспитанников школы во 2-е Ленинградское Военное авиационно-техническое училище им. Ленинского Комсомола. Среди выпускников были воспитанники Соколов, Каменин, Лоренц, Зарецкий, Марковский, Пантюшенко, Раковский, Станкевич, Геличев, Козлов, Пошехонов, Сергеев, Картушев, Кондрашов и Резников.

3 июля 1941г. воспитанники и педагоги школы слушали радиовыступление Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И.В.Сталина. Особый патриотический подъем вызвали слова И.В.Сталина: "Все наши силы - на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного Красного Флота. Все силы народа - на разгром врага! Вперед, за нашу победу!". Сразу же после передачи в 1-й ЛШВМВ состоялся митинг, который, судя по воспоминаниям воспитанников в беседах с В.П.Резунковым, прошел на высокой эмоциональной ноте. Сохранились тексты выступлений на митинге начальника школы А.Ф.Поплавского, парторга И.В.Крикуненко, воспитателя В.Г.Турченевой, воспитанников Фёдорова и Амосова. Об общем настрое митинга свидетельствуют слова из речи В.Г.Турченевой: "Товарищи воспитанники, почему вы молчите? Разве то, что происходит сейчас не тревожит вас? <…> Нас могут позвать в любую минуту: фронт, заводы, колхозы нуждаются в людях <…> Сейчас не время плакать о потерянных близких.<…>Нет места беспечным улыбкам.<…>Будем трудиться

. Учиться и, если потребуется - отдадим свою жизнь во имя Победы". Несмотря на спорность этого утверждения. Необходимо подчеркнуть, что оно, вероятно, довольно ярко передаёт ощущение того момента. По окончании митинга многие воспитанники подали заявления об отправке на фронт на имя начальника школы. В частности, воспитанник Демьян Бондаренко писал: "Прошу направить меня добровольцем на фронт, так как у меня одного брата убили на Бессарабском фронте на пограничной заставе №97 Шелоткашелуре гор. Черновцы. Другой на фронте вместе с училищем им. С.М.Кирова. И я хочу стать на место убитого брата и бить врага, пока он будет не уничтожен.". Командование школы отказало всем воспитанникам в их прошениях с формулировкой резолюции: "Многие воспитанники желают воевать, но для них сейчас самое важное - учиться и успешно закончить школу".

Несмотря на твердую позицию командования в вопросе об отправке на фронт воспитанников школы, произошли случаи побегов в сторону Сиверского и Луги. К счастью, все беглецы были вовремя задержаны и возвращены в школу.

14 июля 1941г. состоялся новый выпуск. Воспитанники Н.А.Ставский, К.И.Амосов, В.А.Аксенов, В.С.Лутовинов были направлены в Инженерное училище, а воспитанники В.А.Егоров и Ф.Б.Слободкин - в Ветеринарное училище.

17 июля 1941г. младший командир школы А.В.Ершов был демобилизован в действующую армию. В 1941-45гг. он служил музыкантом военных духовых оркестров, ансамбля Балтийского Флота и Ленинградского фронта. На пост секретаря комсомольской организации школы, который освободился с уходом А.В.Ершова, был избран воспитанник Демьян Бондаренко. За время обучения Д.Бондаренко стал примером для всей школы: придя в 1-ю ЛШВМВ "неорганизованным, анархичным, недисциплинированным подростком", он после нескольких лет обучения стал "авторитетным и ответственным воспитанником, энергичным и исполнительным юношей". Своими положительными качествами он заслужил доверие у воспитанников и командования, за что и был избран на пост секретаря комсомола.

В середине июля 1941г. из Москвы поступил приказ НКО СССР, предписывавший 1-й ЛШВМВ эвакуироваться из г. Ленинграда в г. Галич Ярославской области. Выезд железнодорожным транспортом был назначен на 19 июля. Для переезда школе был предоставлен специальный состав из одного пассажирского и нескольких товарных вагонов, которых было явно недостаточно. По причине этого было отказано в эвакуации педагогу теории музыки 1-й ЛШВМВ Н.С.Тагрину, известному ленинградскому филокартисту, желавшему ехать только со своей коллекцией открыток. Коллекция Н.С.Тагрина занимала достаточно обширное место в вагоне и поэтому командование школы было вынуждено отказаться от услуг этого педагога. Большая часть педагогов-инструменталистов отказалась от эвакуации по причине напряженной работы в Филармонии и ленинградских театрах.

Таким образом, в списке педагогов школы, эвакуировавшихся из Ленинграда и готовившихся к преподаванию в новых условиях были следующие фамилии: А.Ф.Поплавский (класс кларнета, гобоя, флейты), В.П.Резунков (класс трубы), К.Ф.Головченко (класс баритона, тенора), А.В.Васильев (класс кларнета), Г.Б.Немиров (класс баритона), В.М.Зайцев (класс валторны), Б.С.Федулов (теория музыки). В городе Галиче впоследствии был приглашен педагог класса ударных инструментов С.Ф.Лебедев. Со школой в эвакуацию направили воспитателей: Валентину Георгиевну Турченеву, Розу Абрамовну Геншафт. Также в школе продолжили работу педагоги общеобразовательного цикла: А.А.Чернова (русский язык), К.А.Постникова (немецкий язык), Большаков (математика и физика), А.М.Свердлов (физкультура), Н.И.Никифорова. Заместителем начальника школы по административно-хозяйственной работе был назначен Василий Иванович Иванов.

В здании школы в Ленинграде осталась часть технического персонала, продолжила работу музыкально-механическая мастерская. Временным администратором здания был назначен бывший помощник начальника школы по хозяйственной части Рулин.

19 июля 1941г. состоялся отъезд школы в эвакуацию, который проходил в нетрадиционной обстановке. В частности, В.П.Резунков вспоминает, что для того, чтобы долгая дорога казалась короче, он рассказывал воспитанникам и командирам школы историю из жизни советской разведки. Не без удовольствия В.П.Резунков отмечает, что все слушали его с большим интересом. При этом никто не догадался, что политрук сочинял историю по ходу рассказа.

На станции Буй эшелон школы стоял более часа. Здесь воспитанники встретили своих давних друзей - воспитанников 1-го Ленинградского Пионерского детского дома.

В одном из вагонов под присмотром старшины Малкина ехали животные школы - собака Пират и конь Нордик.

В целом, дорога была крайне тяжелой, даже опасной. Всего за время дороги произошло несколько воздушных тревог, шла бомбежка Буя и Тихвина. Вследствие этого состав несколько раз останавливался в пути.

Только в конце июля состав 1-й ЛШВМВ прибыл в г.Галич. Для выяснения подробностей пребывания школы в Галиче, который с августа 1944г. относится к Костромской области, мы обратились в городской архив г.Галича. К сожалению, в архиве никаких данных о нахождении школы в эвакуации в данном городе не обнаружено. Также в местной газете "Северный колхозник" за 1941г. нет ни одного упоминания о 1-й ЛШВМВ. По этой причине далее используются воспоминаниям В.П.Резункова и Е.Н.Рендюка, а также ряд газетных публикаций более позднего времени.

В городе Галиче уже находился детский дом №4 г.Ленинграда, бывшие соседи 1-й ЛШВМВ по лагерю в Сиверском.

Школа была размещена в двухэтажных деревянных зданиях мебельной (деревообделочной) фабрики Галича. После улаживания всех бытовых вопросов, школа начала активную художественную деятельность. Можно представить следующую хронологию событий этого периода. Первый концерт школы прошел 1 августа 1941г. в международный антивоенный день в Галичском городском саду, а 4 августа состоялся концерт оркестра и художественной самодеятельности школы.

В г.Галиче командование школы разработало новый, более строгий режим работы. В частности, для старших воспитанников было введено звание курсанта, а школа разделена на курсы, во главе которых ставились военные руководители школы. Одновременно была выработана специальная памятка для воспитанников [приложение №10]. Например, в ней говорилось: "В боевое время учиться по-боевому. Несмотря на трудности - учись лучше, чем в Ленинграде. Возможно сократятся сроки выпуска военных музыкантов - программу пройди досрочно и хорошо".

Очевидно, что целью введения таких правил было укрепление дисциплины среди воспитанников, нацеливание их на успешное обучение, приравнивание их учебы к борьбе на фронте.

В августе 1941г. в школу начали поступать письма недавних выпускников, находившихся к тому времени в частях Красной Армии. Так выпускник Антон Ткачук, служивший в отдельном батальоне связи вместе с А.В.Ершовым, писал 5 августа 1941г. военкому В.П.Резункову: "Заверяю вас всех, дорогие мои товарищи, что в самом серьезном бою я не подкачаю, и с победой над наглым фашизмом мы снова встретимся, как самая дружная семья". Приходившие в школу письма от выпускников являлись подтверждением того, что за годы учебы воспитанники полюбили своих педагогов и соучеников, видели в них свою новую настоящую семью.

В то же время школа продолжала испытывать острую нехватку педагогических кадров. Для приглашения педагогов из Ленинграда, в город был командирован В.П.Резунков. Его поездка прошла в тяжелых условиях бомбежек и плохой работы транспорта. Однако, в Ленинграде В.П.Резункову не удалось завербовать ни одного педагога и он был вынужден возвратиться в Галич.

В начале августа прервалась связь командования 1-й ЛШВМВ с политотделом спецчастей Ленинградского фронта, которому подчинялась школа. В этой связи школьная администрация приступила к самостоятельному решению всех политико-образовательных и хозяйственных вопросов.

Тем не менее в Галиче продолжились политические занятия, а также строевая подготовка, изучение уставов, обучение на стрельбище.

Особой страницей в истории школы можно назвать участие воспитанников, педагогов и сотрудников в сельскохозяйственных работах. 1-я ЛШВМВ работала на полях колхоза "Марфино", колхоза им. II пятилетки, совхоза им. С.М.Кирова. Некоторые из этих сельскохозяйственных полей располагались в 15-20 км от здания школы, туда приходилось переправляться на барже через Галичское озеро. За время работы школе поручались: сбор льна, лука, капусты, картофеля, молотьба хлебов и другое. При этом какой-либо сельскохозяйственной техники не было. По итогам работы хорошо проявили себя воспитанники Костяев, Правдин, Касаточкин, Александров, воспитатели В.Г.Турченева и З.А.Дюбенкова, а также семья сотрудника Чугунова. Согласно воспоминаниям Е.Н.Рендюка, работа на полях была изнурительной. Однако, сразу по окончании рабочего дня школа устраивала концерты для колхозников.

Продолжалась и другая концертная деятельность. 18 августа 1941г. 1-я ЛШВМВ дала в Галиче концерт, все сборы от которого пошли в Фонд обороны СССР.

В середине августа школа полным составом слушала по радио песню "Священная война", которая очень вдохновила воспитанников. Довольно скоро песня была включена в репертуар оркестра и хора 1-й ЛШВМВ.

26 августа 1941г. оркестр школы провожал мобилизованных жителей г.Галича на фронт. В течение нескольких дней он обслуживал учения частей народного ополчения. 25 сентября 1-я ЛШВМВ провожала в Красную Армию добровольцев из числа членов комсомола, 26 сентября встречала отряд парашютистов. Кроме того, оркестр и ансамбль песни и пляски школы давал концерты в госпиталях. Как видно из вышеприведенных данных, график работы школы был чрезвычайно насыщенным, тяжелым для воспитанников. Однако, в школе продолжали использовать и другие формы работы. Например, в этот же период воспитанники 1-й ЛШВМВ сдали все нормы ГТО и БГТО. Этот факт говорит о проведении серьезной спортивной работы.

2 октября 1941г. состоялся очередной военный выпуск. В пехотное училище были направлены воспитанники Д.Бондаренко, В.Кальтман и Толстых. С уходом из школы Демьяна Бондаренко вновь встал вопрос о новом комсорге. К сожалению, сведений о решении данного вопроса найти не удалось.

Говоря о выпуске воспитанников, необходимо отметить и их продолжавшийся прием. Еще в Ленинграде в состав школы были включены эвакуировавшиеся вместе с родителями дети педагогов школы. Впервые в составе школы появилась девочка - дочь А.Ф.Поплавского Ванда. Как нам удалось установить, 1-я ЛШВМВ также вела набор воспитанников и среди населения пунктов эвакуации, причем, впоследствии большинство набранных таким путем воспитанников продолжали передвижение в эвакуации вместе со школой.

В начале октября 1941г. была создана группа Всевобуча для дополнительного образования воспитанников. Вели занятия в группе В.П.Резунков, И.В.Крикуненко, Р.А.Геншафт.

5 октября 1941г. оркестр школы продолжил свою концертную деятельность, встречая истребительный батальон. Необходимо отметить, что это было первое выступление школы после начала учебного года. Дело в том, что учебный 1941-42 г. начался только 1 октября. Это было вызвано необходимостью помощи школьников в уборке урожая. Данное решение было произведено повсеместно.

За короткий срок пребывания школы в Галиче, она стала своеобразным культурным центром города. В подтверждение этого мнения можно привести список следующих мероприятий. Это выступление с двумя концертами в Доме культуры города, проведение тематического вечера о творчестве М.И.Глинки, выставка художественных работ воспитателя школы В.Г.Турченевой.

Однако, несмотря на все положительные моменты, в школе вновь произошло крайне неприятное событие. Как можно полагать, основываясь на имеющихся материалах, это было крупнейшее происшествие не только за время эвакуации, но и за весь период существования школы. В течение нескольких месяцев 1941г. на продовольственном складе школы было отмечено хищение продуктов в крупных размерах. В списке похищенного значились: сахар. Печенье, конфеты, оставшиеся еще из ленинградских запасов. Эти продукты являлись тогда большим дефицитом и выдавались в качестве поощрения. В частности, за оценку "отлично" выдавалось 200 гр. лакомств, за "хорошо" - 150 гр. Заведовавшая складом Р.А.Геншафт утверждала, что за 3 месяца со склада пропало около 20 кг продуктов. Особенное недоумение вызывал тот факт, что при продолжавшихся кражах, замок на дверях склада оставался цел. Правду об этих пропажах Р.А.Геншафт удалось узнать от воспитанника В.Кальнина, который во время краж находился у дверей склада и наблюдал за т

ем, чтобы никто к ним не приближался. Он рассказал, что воры пробирались на склад через крышу, раздвигая листы кровельного железа. Для поимки воров была проведена проверка личных вещей воспитанников. После нее воры были изобличены: ими оказались воспитанники Степуков, Хоменко, Макарец. Развязка этого эпизода трагична - 24 октября 1941г. состоялся показательный процесс народного суда г.Галича. По данным В.П.Резункова: "Учитывая суровое для страны время, воспитанник Дмитрий Степуков был приговорен к 1,5 годам, а воспитанники Хоменко и Макарец к 1 году лишения свободы. В зале суда осужденные были заключены под стражу." Подводя итоги данного эпизода, необходимо отметить, что все трое были освобождены досрочно и служили на фронтах Отечественной войны.

В конце октября первого года войны, в связи с приближением линии фронта к г.Галичу вышло предписание НКО СССР о передислокации школы в рабочий поселок Балезино Удмуртской АССР.

29 октября 1941г. состоялось совместное совещание партийно-комсомольского актива школы по вопросу отъезда. В течение нескольких ближайших дней 1-я ЛШВМВ отбыла из города Галича в поселок Балезино железнодорожным транспортом. Вся поездка заняла более недели.

На станции Шарья, где состав сделал остановку, воспитанники неожиданно встретили выпускника М.А.Лоренца. Оказалось, что Лоренц, законно поступивший в военное училище, после начала войны, был отчислен, как венгр по национальности - представитель народа - пособника фашизма. А.Ф.Поплавский добился оставления Лоренца в школе в качестве младшего командира. Одновременно тот продолжил руководить джаз-оркестром школы.

В начале ноября 1941г. состав прибыл в Балезино. Архивный отдел Администрации Балезенского района Удмуртской республики подтвердил данный факт. Кроме того, данные о нахождении школы в Балезино опубликованы в сборнике "Удмуртия в Великой Отечественной войне 1941-45гг", где школа фигурирует под названием "1-я военно-музыкальная школа, г.Ленинград". О месте размещения школы удалось узнать из статьи З.Гончаренко "Отзовитесь, кто помнит", опубликованной в балезинской районной газете "Вперед": "В те далекие годы в районе нынешних кварталов льнозавода и бывшей школы механизации была территория, где размещались здания, в которых жили и учились курсанты Первой Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников Советской Армии". Также, удмуртский краевед Демьян Николаевич Шулятьев утверждает, что школа располагалась "в поселке Балезино в школе колхозной молодежи. Место проживания - барак, принадлежавший Балезинскому льнозаводу".

В вышеупомянутой статье З.Гончаренко в газете "Вперед" утверждается, что "Школа была принята партийной, комсомольской и общественными организациями и населением поселка с большим теплом, была окружена вниманием".

К сожалению, в местной газете "Каммунае сюрес", издававшейся в районе в военное время и только на удмуртском языке, публикаций о школе не обнаружено.

Вскоре, 11 февраля 1942г. воспитанники получили письмо из 244-го отдельного батальона связи [приложение №15]. В письме отмечается: "А вы, товарищи курсанты, учитесь на "отлично" не только музыкальному, но и военному делу. <…> Будьте готовы в любую минуту выступить с оружием в руках за наш народ, за нашу Родину, за любимого вождя великого Сталина".

Следующее упоминание о жизни школы в Балезино относится к 25 февраля 1942г., когда политрук 1-й ЛШВМВ получил письмо от А.М.Геншафта, ставшего к тому времени старшим помощником начальника отдела боевой подготовки Ленфронта. Из письма мы узнали о некоторых подробностях деятельности в руководстве армии. Геншафт пишет: "Чернецкий, борясь за свои кадры, не смог в достаточной степени расставить свои силы на такие участки работы, даже в условиях Отечественной войны, чтобы мы могли приносить максимальную пользу, не порывая окончательно с нашей специальностью". Данное сетование Геншафта можно объяснить как желание руководить именно военно-оркестровой службой, с которой он профессионально связан, а не боевой подготовкой в войсках, которой он занимался на тот период. В том же письме А.М.Геншафт анализирует работу командования и делает ряд предложений: "Считаю необходимым дать вам маленькую статью на страницах окружной или центральной военной печати, как воспитанники, наши малолетние патриоты

, живут, учатся и помогают Красной Армии". При анализе публикаций газет "Красная звезда" и "На страже Родины", какой-либо статьи о деятельности 1-й ЛШВМВ обнаружить не удалось. Из письма А.М.Геншафта, также можно узнать об организации общеобразовательной подготовки воспитанников в Балезино. Как и в Галиче, она была устроена в стенах школы.

Определенная часть письма А.М.Геншафта занята бытовыми подробностями о жизни, быте в Ленинграде: "… за последний месяц имеем значительные улучшения. Во-первых, нам с 12 февраля уже выдают по 600гр. Хлеба в день (а получали в декабре и январе - месяце по 300)".

Также А.М.Геншафт сообщает, что 18 февраля 1942г. в Балезино выехали два педагога - Грисяк и И.К.Постников. Приезд этих педагогов, безусловно, был большим подспорьем в педагогической деятельности школы.

А.М.Геншафт пишет и о собственных чувствах, переживаниях: "Откровенно признаюсь, что в минуты затишья (что конечно бывает очень редко, так как работа все время напряженная) очень хочется написать хорошую музыку, продирижировать хорошим оркестром, вообще заняться творческой работой. <…> Я еще надеюсь дирижировать парадом войск Красной Армии в Берлине, если конечно останусь жив".

В качестве документального источника того времени использован рапорт военного комиссара 1-й ЛШВМВ В.П.Резункова инспектору оркестров Красной Армии, интенданту I ранга Гурфынкель. В рапорте дается отчет за деятельность школы в августе 1941 - марте 1942гг. Согласно этому рапорту в 1-й ЛШВМВ продолжали деятельность ячейка ВКП(б), включавшая 4 членов и ячейка комсомола, состоявшая из 16 человек.

В то же время ведущей была учебная деятельность в школе. В частности, был продлен договор о социалистическом соревновании с одесской школой, которая была эвакуирована в г.Ташкент. В рапорте представлены данные по успеваемости за прошедшие три четверти учебного года. Так за первое полугодие по музыкальному циклу по школе успеваемость в абсолютных цифрах достигла 95%, а качественная успеваемость (то есть доля хороших и отличных оценок) составила 70,2%. По общеобразовательным дисциплинам представлен отчет за III четверть, где показатель количественной успеваемости - 96%, а качественной - 88%. Также приводится сводная таблица успеваемости за II и III четверти года [приложение №12]. Рассматривая данную таблицу, можно отметить, что общие показатели успеваемости в школе значительно повысились.

Рапорт военкома содержит и график выхода школьной стенной печати. Общешкольная газета "За учебу!" выпускалась 1 раз в месяц, а взводные "Боевые листки" - 2 раза в месяц. При этом необходимо отметить, что в дни подготовки к испытаниям (экзаменам) и праздничные дни, "Боевые листки" выходили ежедневно.

Во время эвакуации школа выписывала 15 газет (из них 11 местных). Из рапорта военкома мы узнали о проблеме, возникшей в 1-й ЛШВМВ при переезде из Галича в Балезино: почтовые службы не пересылали в школу 100 экземпляров газет, выделенных Политуправлением МВО. При этом все запросы командования школы были проигнорированы.

Из рапорта военного комиссара 1-й ЛШВМВ следует, что в Балезино была продолжена клубная работа. Например, была организована выставка карикатур на темы Отечественной войны - работ воспитанников школы. В помещении клуба силами воспитанников были художественно оформлены тексты договоров о социалистическом соревновании с другими школами, выполнены лозунги, портреты руководителей партии и правительства, галерея портретов Героев Советского Союза, среди которых были изображены Зоя Космодемьянская, Лиза Чайкина, Саша Чекалин и другие.

Активную работу вели художественные коллективы школы. В ансамбле песни и пляски на март 1942г. было занято 16 человек, в джаз-оркестре - 13 человек. Также в эвакуации в школе были организованы женский вокальный ансамбль и группа художественного чтения. За время с августа 1941 по март 1942гг. все коллективы школы дали 32 концерта, сборы от которых, составлявшие в сумме 8500 рублей были полностью переданы в Фонд обороны СССР. Концертными площадками коллективов школы в это время были палаты военных госпиталей, воинские части, колхозы, форумы партийно-комсомольского актива и общественности района.

Проанализировав текст рапорта военкома школы, можно отметить, что подобная активная роль воспитанников и сотрудников в культурной и общественной жизни района, отражалась на сокращение времени по внутришкольным программам и отдыху воспитанников. Несмотря на это, воспитанники, ощущая себя причастными к жизни своего народа, начали переписку с бойцами Красной Армии, посылали им разнообразные подарки.

Одновременно продолжились занятия группы Всевобуча, в которой обучались 40 воспитанников, проводились спортивные состязания и занятия по комплексу упражнений ГТО. В Балезино в школе была оборудована библиотека, составленная из книг, привезенных из Ленинграда, общим количеством около 500 томов. Основные фонды библиотеки были оставлены в Ленинграде.

Для развития школьного самоуправления в 1-й ЛШВМВ был создан школьный Совет. В его состав вошли командиры взводов, воспитатели, наиболее активные воспитанники. В числе последних в школьном Совете заседали помощники командиров взвода и командиры отделений. Вопросами Совета были повышение показателей успеваемости и дисциплины. В качестве воспитательной меры практиковались вызовы провинившихся воспитанников на заседания Совета. Также в школе еженедельно проводились совещания командования школы с командирами взводов - старшими воспитанниками школы. На этих совещаниях проводилось изучение "международного и внутреннего положения СССР, истории Красной Армии, внутреннее положение школы".

Были и серьезные трудности, которые испытывала школа: 1-я ЛШВМВ не имела собственного медицинского сотрудника, ощущала нехватку медикаментов. Кроме того серьезные опасения вызывали скученность большого числа воспитанников в небольшом здании, предоставленном школе, сложности с отоплением и освещением в учебных и бытовых помещениях. Следующая проблема - школьное питание. В отчете военного комиссара 1-й ЛШВМВ отмечается, что продукты взять было попросту неоткуда. В частности, военком восклицает: "Рынок отсутствует, т.к. нельзя назвать рынком толкучку, на которой меняют все что угодно, а не продают и покупают". Здесь же он сетует на необеспеченность сотрудников табаком, махоркой, подчеркивая, что "о папиросах не может быть и речи". Кроме того, за время эвакуации в школу не поступала новая одежда и обувь. По этому поводу в рапорте отмечается: "Все обносились. Из Ленинграда удалось увезти немногое. Дети сотрудников и воспитанники не имеют теплой обуви (как и летней). Чинить возможности н

ет (нет материалов)".

В завершении рапорта военный комиссар 1-й ЛШВМВ приводит список необходимых школе вещей. Это: "географические карты всех видов, 7000 ученических тетрадей, 200 листов бумаги, 20 бутылок чернил, 100м. красной материи, глобус, политическая литература (преимущественно сочинения Маркса, Энгельса, Ленина), художественная литература (классика), лозунги и плакаты Отечественной войны, ноты и репертуар".

Следующим источником информации о жизни школы стали "Боевые листки" 1-го взвода 1-й ЛШВМВ. Я считаею, что, сообщая о событиях школьной истории, они передают атмосферу того времени. Далее приводится анализ сохранившихся номеров газеты.

8 мая 1942г. в "Боевом листке" была опубликована статья "Ненависть к врагу переплавить в учебу". В ней, в частности, говорилось: "Воспитанники нашей школы с непередаваемым возмущением слушали по радио о новых фактах зверства фашистских насильников. Перед каждым из них вставало сильное желание самому разделаться с кровавыми бандитами. <…>. Как осуществить это законное желание? Страна отвечает: Пусть твоя любовь к своей Родине и ненависть к фашизму переплавятся в учебу, в труд". В другой статье этого номера "Отлично учиться, ударно работать для фронта!" отмечалось: "Тебе не пришло еще время с оружием в руках отстаивать свободу нашего народа, но есть и у тебя долг перед Родиной <…> Ты должен хорошо, отлично учиться, ибо известно, что сильнее тот, кто больше знает. <…> Ты должен научиться в совершенстве владеть своим оружием-инструментом". В том же номере напечатано письмо руководителей и пациентов госпиталя №1820 поселка Балезино [приложение №13]. Военком госпиталя Семенов, начальник

клуба госпиталя Кожунцев и начальник первого хирургического отделения Кац отмечают: "Красноармейцы, командиры и политработники, находящиеся на излечении в госпитале, а также командование и медперсонал госпиталя благодарят музыкальную школу <…> Музыкальные вечера не только создают условия для культурного отдыха ранбольных, но и музыкально воспитывают и вдохновляют нас для борьбы с германским фашизмом". Вероятно, такая благодарность фронтовиков стала для воспитанников импульсом к продолжению концертной деятельности.

9 мая 1942г. в третьем номере "Боевого листка" было опубликовано обращение Школьного Совета под заголовком "За прочность усвоения". В заметке сообщается о графике проведения годовых испытаний за 1941-42 учебный год. Согласно публикации, испытания для 5 и 6 классов должны были пройти с 21 по 23 мая (2 экзамена), для 7 класса - с 21 по 27 мая (4 экзамена). Начиная с этого номера в "Боевом листке" началась агитация за отличную сдачу испытаний.

"Боевой листок" не только информировал, но был богат иллюстрациями и стихотворениями, созданными самими воспитанниками и педагогами школы. Многие из стихотворений и рисунков носили острый сатирический характер. Так на выдержку из классного дневника "8 мая с.г. в.в.Чебохин и Ушаков на уроке русского языка играли в карты". На следующий день появляется остроумная карикатура и четверостишие:

За партой пара чудаков
Чебохин-фрукт и Ушаков.
На русском языке с азартом
Готовят правила…по картам.

Эти стихи, как и несколько других были подписаны В.Р. Предположительно, автором этих стихов был В.П.Резунков.

Проанализировав данную публикацию, отметим оперативность поэта и газеты, которые подготовили столь интересный материал в кратчайшие сроки.

В номере 4 от 11 мая 1942г. в статье "Отчет перед Родиной" подчеркивалось: "10 дней отделяет нас от момента, когда миллионы советских школьников явятся в свои классы для того, чтобы отчитаться перед партией - как они учились в условиях Великой Отечественной войны".

В этом же номере появились стихи воспитанника В.Федулова:

Кончаем учиться,
Сдадим испытанья
И будем трудиться
С усердьем, стараньем.
В колхозах работать,
В полях-огородах
И фронту всегда
И везде помогать.
Хорошей работой
Мы вдвое поможем
И фронту, и тылу,
И мощи страны.

В номере 4 - вновь карикатура и эпиграмма поэта Икс, посвященная воспитаннику А.Емельянову.

Шестой "Боевой листок" от 13 мая открывается новыми стихами В.Р.:

От Баренцева моря
До Черноморских вод
С решимостью во взоре
На штурм боец идет.
Боец преград не знает
И на своем пути
Препятствия сметает,
Орлом вперед летит.
За Родину! За Сталина!
Несется клич: "Вперед!"
Стальной стеною стали мы
И с нами весь народ.
Готовясь к испытаниям
На фронте и в тылу,
Умением и знанием
Порадуем страну.

13-14 мая 1942г. на льносеменной станции, располагавшейся вблизи железнодорожной станции Балезино, произошел серьезный пожар. Согласно воспоминаниям Е.Н.Рендюка, на большой стог собранного льна упала искра, отлетевшая от проходившего мимо паровоза, которая и вызвала возгорание. Поскольку никакой пожарной команды в поселке не было, на тушение пожара были брошены воспитанники 1-й ЛШВМВ. Об итогах борьбы с огнем рассказал 15 мая 1942г. "Боевой листок": "Дружно приняли участие все воспитанники, командиры и весь личный состав школы в тушении пожара. Каждый старался сделать как можно больше в деле спасения народного добра от всепожирающего огня. Школа в короткий срок прибыла на место пожара и принесла большую пользу в ликвидации его". Показателен факт, инициативности и настойчивости сотрудника школы Чугунова, который практически вынудил членов паровозных бригад, ждавших приказов от начальства, немедленно приступить к тушению пожара.

Можно положить, что данный факт прямо доказывает, что военно-музыкантская школа активнейшим образом участвовала в повседневной жизни поселка.

Продолжалась и подготовка к годовым испытаниям. В статье "Сдадим испытания на отлично", подписанной К.И. и опубликованной в "Боевом листке" от 18 мая 1942г., было сделано интересное сравнение: "Если уборочная кампания есть результат всей суммы полевых работ за сезон, то для воспитанников началась своего рода уборочная кампания".

В это же номере "Боевого листка" появилось экстренное сообщение. О срочном характере публикации говорит тот факт, что она была внесена в номер уже после верстки "Боевого листка" и, поэтому, выходила за пределы газетного формата. В этой статье, в частности, говорится: "В последнее время обнаружилось, что группа воспитанников залезла в амбар льносемстанции, похитив оттуда несколько килограмм(ов) льняного семени. Началось это с горсточки, а кончилось том, что воспитанники Майский, Ефимов, Савченко, Орлов Б., Цветков, Орлов Б., Фомин, Ананьев, Емельянов (мл) и Кузнецов, хотели они того или не хотели, оказались нарушителями закона об охране социалистической собственности. Особенно возмутительно поведение т.Ананьева, который повторил кражу после замечания в строю".

Это событие свидетельствует о том, что даже в военное время некоторые учащиеся школы не могли расстаться со своими криминальными привычками. Этот случай, по-видимому, стал отголоском сложностей, которые школа испытывала в воспитательной работе. В то же время, показательно, что все подобные случаи были преданы огласке, доведены до других воспитанников. Сопоставив данные факты, можно сделать вывод, что воспитательная работа в школе строилась прежде всего на открытости, взаимном контакте воспитанников и педагогов.

Из номера 11 от 19 мая 1942 года удалось узнать о планах школы на летний период. В статье "Чем я могу помочь фронту?" говорится: "В нашей школе не будут прекращаться летом занятия по специальности. Фронту, Красной Армии нужны кадры, которые готовит наша школа, но и мы, наряду с концертами, даваемыми в фонд обороны и в воен.госпиталях, можем и должны помочь колхозной деревне по примеру прошлого года".

В этом же номере боевого листка появился отклик поэта В.Р. на последний случай кражи на льнозаводе:

…Так что же получается?
От государства нашего
От фронта беззаветного,
В амбар народный лазая,
Как мыши-грызуны,
Свои ж ребята школьные
Характера военного,
Забыв про честь,
Имущество в сторонку понесли.

Перед началом годовых испытаний 20 мая 1942г. вышел двенадцатый номер "Боевого листка". В статье "Завтра испытания" особенно отмечено: "Вопрос воспитания наших детей ни на минуту не выходил из внимания большевистской партии, правительства и лично т.Сталина. <…> Наступает неделя советского патриотизма школьника, его воли, выдержки, настойчивости, необходимых им в будущих упорных боях с врагом и строительства коммунистического общества".

Эти призывы вновь были подкреплены стихами В.Р.:

…Усиль свои старанья
Сдай завтра испытанья
Достойно сил своих!

С первыми итогами испытаний знакомит читателей "Боевой листок" №14 от 22 мая 1942г. В общем итоге качество сдачи испытаний составило 93%. Если учесть, что один из пунктов договора о социалистическом соревновании внутри школы обязывает к 100%-ной успеваемости, то указанный результат является недо-статочным. Тем не менее, автор статьи "Итоги испытаний" В.Турченева заключает: "Учтем же все наши недочеты при следующем испытании и сдадим его еще лучше". В этом же номере газеты, в статье "Добиться выполнения взятых обяза-тельств" сообщается: "Сегодня мы получили долгожданную весточку из далекого, но родного Ташкента". Согласно этому письму, Одесская ШВМВ рпедложила перезаключить договор о социалистическом соревновании на новый учебный год. К сожалению, нет сведений об ответе со стороны Ленинградской школы.

В "Боевом листке" №15 от 23 мая сообщаются итоги испытаний по II и III взводам. Количественная успеваемость во II взводе - 97%, в III - 95%, качественная - 86% и 83% соответственно. Во II взводе обучалось 7 человек круглых отличников, в III взводе - 3 человека. Хорошистов, то есть учащихся на "5" и "4", соответственно было 17 и 10 человек. В статье об итогах года В.Турченева отмечает: "100% успеваемости, которую мы обязались дать в своем соц. договоре к 1 мая, к сожалению, ни тот, ни другой взвод не добился". Однако, и эти цифры по мнению Турченевой, говорят о том, что "большинство воспитанников ясно и твердо осознало свои обязанности перед Родиной в наши суровые дни и дружно идет в ногу вместе во всей страной". Также в статье говорится о подготовке к годовым испытаниям по специальности - "Здесь уж 100%-ная успеваемость должна быть дана во что бы то ни стало, и она будет дана. <…> Все это дает нам великое право стать (в) неисчислимые ряды советских патриотов."

Здесь же вновь печатается стихотворение В.Р. Оно носит название "Бои идут".

…Веди ж к победе нас,
любимый Сталин!
Орлиный взлет никем
неукротим
Народы мира шествуют
за нами.
За Сталиным, за знаменем
своим.

Окончательные результаты испытаний за 1941-42 учебный год, мы смогли узнать из статьи Большакова "Итоги испытаний в нашей школе.": "Из 76 воспитанников, державших испытания, полностью сдали их 70 человек, причем 48 человек (63%) сдали испытания только на "хорошо" и "отлично", в т.ч. 13 человек круглых отличников. <…> Наряду с передовиками, к сожалению, в нашем небольшом коллективе нашлись 6 чел. воспитанников (Круль, Правдин, Козлов В, Елаш, Майский и Беляев), которые <…> подорвали не только свои показатели, но и показатели своих отделений, взводов и всей школы.". Однако, в продолжение статьи Большаков пишет: "Несмотря на отдельные неудачи, в целом испытания текущего года в школе прошли на высоком уровне при полном понимании значительным большинством воспитанников ответственности переживаемого нами времени.". Кроме того в статье дается перечень дел, которые были запланированы на лето 1942г.: "в общественно-полезной работе - (сельское хозяйство, сбор лекарственных растений, проведение концертов и т.д.)".

Новые случаи нарушений были показаны в статье В.Турченевой "Не умеем пользоваться свободой". В ней, в частности, отмечается: "В городе слышатся жалобы населения на порчу воспитанниками сетей, поставленных рыбаками на реке. Дальше - неслыханный по своему позору поступок. Воспитанники школы забираются на территорию масло-завода и растаскивают продукцию, которую вырабатывает завод для обороны! В маленьком поселке дурная слава разносится быстро, и завтра все Балезино будет говорить о хулиганстве. Надо понять, что всюду и всегда все организации охотно идут на помощь в трудное время в первую очередь учреждениям, имеющим хорошую славу, которую мы не бережем". Заключая статью, Турченева пишет: "Пора понять, рассуждая по-взрослому и не создавать себе ненужных ограничений и более сурового режима".

Проанализировав ряд вышеприведенных публикаций, относящихся к нарушениям в школе, можно сделать вывод о том, что чаще всего воспитанники совершали кражи в местах, содержавших какие-либо продукты. Это можно объяснить плохим питанием в школе, о чем говорится выше в рапорте военкома школы инспектору оркестров Красной Армии. В то же время, командование школы, понимая тяжелое положение воспитанников, осознает и возможные последствия краж. В этом контексте можно с пониманием отнестись к позиции командования в данном вопросе.

По окончании испытаний, в районном клубе Балезино состоялся отчетный концерт школы за 1941-42 учебный год. В архиве В.П.Резункова сохранилась программа этого концерта [приложение №15]. Как видно, из программы, концерт состоял из 3-х отделений. В первом прошло выступление Сводного оркестра школы под управлением А.Ф.Поплавского, второе отделение было занято сольными и ансамблевыми номерами, а в третьем выступали школьные коллективы художественной самодеятельности. Анализируя сложность концертной программы, не делая скидок на тяжелое время, можно оценить ее как очень хорошую как по объему, так и по разнообразности произведений. Можно только сожалеть, что мы не присутствовали на этом концерте, в этом случае могли бы отметить и высокие технические характеристики исполнения, которые так оценены Е.Н.Рендюком.

На наступивших после Отчетного концерта летних каникулах воспитанники 1-й ЛШВМВ не прекращали музыкальных занятий. Кроме этого большое значение было вновь придано работе на полях. Авторы статьи в "Боевом листке" №10 от 10 сентября 1942г. Выделили комсомольским бригадам особую роль в уборке урожая: "Бригады, в которых работают комсомольцы, должны быть впереди, как бригада т.Лоренца в колхозе "Подборново". Уже в сентябре школа начала активную подготовку к зимнему сезону. Так в этом же "Боевом листке" отмечается: "Часть комсомольцев работала по заготовке дров на зиму". К комсомольцам школы был адресован призыв сохранять ровный ритм работы. Это связано с тем, что неоднократно отмечались случаи, когда в первый день уборки бригада отрабатывала 24 сотки полевых площадей, а во второй - только 8-10 соток.

По окончании каникулярной работы на полях, в школе состоялся плановый выпуск воспитанников. Среди выпускников был Ефим Рендюк.

К сожалению, события последующих полутора лет выпали из поля нашего зрения. Это связано с тем, что Е.Н.Рендюк покинул школу а установить связь с кем-либо из воспитанников, учащившихся в школе в данный период, не удалось. Кроме того не удалось найти документов того времени. Поэтому этот этап истории школы выпал из данного исследования.

В 1943г. в 1-й ЛШВМВ продолжался набор новых воспитанников. В частности, воспитанник В.Кудрявцев пишет: "В ноябре я вступил в комсомол. Школа, где я учусь очень хорошая - они несколько лет подряд завоевывают Красное Знамя. Выйду из школы военным музыкантом".

29 февраля 1944г. выпускник школы М.Макарец направил начальнику 1-й ЛШВМВ письмо из действующей армии. В письме Макарец подробно рассказал о своей службе на фронте в танковом подразделении: "Наша часть прошла больше ста километров с боями и захватила большие трофеи. Во время этих боев я был немножко ранен, но это неважно. <…> Скучаю по музыке, особенно когда слушаю ее по радио. Если останусь жив - обязательно буду играть в оркестре".

В этот же день, 29 февраля 1944г. воспитанник 1-й ЛШВМВ О.Большаков направил на имя начальника школы докладную, в которой выразил желание отправиться на фронт [приложение №16]. Завершая докладную, он написал: "Если не получу формально разрешения - уеду самостоятельно. Спасибо за все ваши заботы обо мне." На этом заявлении А.Ф.Поплавский ставит следующую резолюцию: "Все наши курсанты имеют такое же желание. Но прежде всего необходимо закончить школу, в которой на вас затрачено не мало забот, энергии и средств, - все остальное придет своим чередом".

Воспитанники ощущали, что и хорошая учеба тоже является формой борьбы с неприятелем. 17 апреля 1944г. воспитанник В.Гордеев писал раненому отцу: "Папа! Ты говоришь, что надо учиться на отлично, но я учусь еще только на хорошо: по четырем предметам - пятерки, а по остальным - четверки. Но я твое слово выполню - как бы не было трудно, но все равно добьюсь. Папа! Выздоравливай скорей, а когда кончится война, то будем жить вместе".

Судя по письму Е.М.Старшиновой, матери воспитанника В.Голубкова, в конце апреля 1944г. стало известно, что 1-й ЛШВМВ возвращается в течение лета в свой родной город. В письме сыну Е.М.Старшинова пишет: "Получила от тебя письмо и для праздника была для меня такая радость, что я и сказать не могу, что вы - ленинградские юные герои Отечественной войны приедете в свой родной город Ленинград к своим матерям." Далее она пишет несколько личных слов сыну: "…ведь я тебя не видела скоро три года - ведь ты поехал совсем еще маленьким, можно сказать ребенком, а приедешь военным музыкантом военной школы".

В период подготовки школы к отъезду в Ленинград, продолжалась напряженная учеба, военные и политические занятия. В частности, воспитанник Щуплецов писал в письме: "У нас каждую неделю раза 2-3 бывает политинформация. Очень напряженно следим за событиями на фронтах Отечественной войны". Одновременно школа вела и прежнюю работу по помощи жителям Балезино. 14 мая школа, а также ряд других организаций района работали на строительстве 6 километров объездных железнодорожных путей. Работа была тяжелой: воспитанникам поручили копать и относить на носилках землю, разгружать платформы с песком.

31 мая 1944г. из Народного Комиссариата путей сообщения СССР (НКПС СССР) в Балезинский районный комитет партии поступила телеграмма. В теле-грамме содержались приветствия в адрес 2220 человек, участвовавших в воскрес-нике по строительству железнодорожных линий. В числе отмеченных НКПС СССР участников воскресника были воспитанники, педагоги и сотрудники 1-й ЛШВМВ.

Однако, как нам удалось установить, что во время строительства произошла трагедия. Воспитанник Владимир Александрович Мурашенков погиб. К сожалению, мы не смогли восстановить подробностей этой трагедии.

В конце мая - июне 1944г. состоялись очередные годовые испытания. К сожалению, мы не смогли найти материалов об итогах этих испытаний.

16 июня 1944г. 1-я ЛШВМВ отправилась из поселка Балезино в столицу УдАССР г.Ижевск по железной дороге. Как нам удалось узнать из "Боевого листка" №1 Сводного оркестра школы за 16 июня, 1-я ЛШВМВ была приглашена на Республиканский смотр детской художественной самодеятельности и парад. По этому поводу "Боевой листок", в частности, пишет: "Скоро исполнится 3 года с тех пор, как мы эвакуировались из героического Ленинграда. Нас приютила Удмуртская республика. Мы ответили ей своим общеполезным трудом - работой в колхозах, на железной дороге и, прежде всего, концертами в районе. Сейчас мы едем в Ижевск, где проведем концерт и парад". В этом же номере "Боевого листка", в статье "Не ударить лицом в грязь" воспитанник Александров пишет: "Нам надо показать свою культуру, чтобы не упасть лицом в грязь, чтобы на нас не сказали: "Халтурщики". <…> Как говорят, ложка дегтя может испортить бочку меда. Если кто-нибудь не вовремя сыграет - испортит все дело".

Как видно из вышеизложенных цитат, воспитанники школы очень серьезно относились к своей поездке в Ижевск, готовились к ней, расценивали как итог работы школы в эвакуации.

17 июня 1944г. школа прибыла в Ижевск, где дала концерт в летнем театре. Затем оркестр школы открыл Государственным гимном СССР заключительный концерт Республиканского смотра детской художественной самодеятельности.

18 июня школа работала в напряженном режиме. Ранним утром оркестр участвовал в параде в центре Ижевска. Затем воспитанники дали концерт на открытой эстраде в саду отдыха им. М.Горького. После этого школа выступила в саду кинотеатра "Одеон" перед сеансами фильмов "Веселые ребята" и "Багдадский вор". В завершение дня оркестр играл в городском цирке, на розыгрыше первенства по боксу между городами Ижевск, Воткинск и Сарапул.

19 июня школа отбыла в Балезино.

Комментируя итоги этой поездки, В.П.Резунков в статье "Смотр наших сил" в "Боевом листке" №2 от 19 июня 1944г., отмечает: "По мнению жюри, наш оркестр явился украшением Республиканского смотра <…> и, особенно, парада. Оркестр хорошо прошел мимо трибуны, горячо приветствуемый правительством республики и многочисленными зрителями". В.П.Резунков особенно подчеркивает: "Воспитанники не могли не убедиться также и в том, что те недостатки, которые проявляли некоторые из них в повседневной жизни, дома, сильно сказались здесь на ответственной, показательной работе. И только постоянное наблюдение и напряженная ежеминутная требовательность командования не дали этим отдельным нарушениям повлиять на общий ход работы оркестра на параде". В.П.Резунков заключает: "Задача, поставленная Наркомом, решена".

Сразу после окончания поездки, школа начала активную подготовку к отъезду в Ленинград. Передать атмосферу, царившую в школе в тот период может выдержка из письма воспитанника Юрия Кутявина: "Сейчас свободного времени очень мало: но все это ничего - лишь бы быстрее разгромить немецко-фашистских захватчиков. Победа уже недалеко. Наша школа сильно помогает в борьбе с ненавистным врагом: ставим концерты в фонд обороны, повысили качество учебы, дисциплину. Школа скоро поедет в Ленинград. Наш начальник уже поехал туда для того, чтобы подготовить наш приезд. Это еще больше заставляет работать над собой".

Перед отъездом школы из Балезино, местные жители организовали банкет, где благодарили ленинградцев за их трехлетнюю деятельность, выразили надежду на сохранение контактов, продолжение дружбы. Часть воспитанников школы - жители Удмуртии, также попрощались со своими друзьями,- они оставались в родной республике.

Для определения точной даты отъезда школы мы обратились в нескольким источникам. По данным архивного отдела Администрации Балезинского района Удмуртской республики 1-я ЛШВМВ находилась в рабочем поселке Балезино по 1945г. В то же время В.П.Резунков в статье "Мальчишки пламенных сороковых", напечатанной в галичской газете "Ленинский путь", отмечает, что "в конце 1944 года школа вернулась в Ленинград". Уточняет эти сведения З.Гончаренко в статье "Отзовитесь, кто помнит" в балезенской газете "Вперед": "В августе 1944г. воспитанники школы выехали в Ленинград.".

Сопоставив вышеприведенные материалы с также приведенными выше письмами Е.М.Старшиновой и Ю.Кутявина, мы пришли к выводу, что наиболее вероятны факты, приведенные З.Гончаренко в статье "Отзовитесь, кто помнит". Таким образом, 1-я Ленинградская школа военно-музыкантских воспитанников возвратилась из эвакуации в г.Ленинград в августе 1944 года.

В качестве своеобразного итога главы можно привести слова В.П.Резункова из статьи "Мальчишки пламенных сороковых", относящиеся к жизни школы в годы войны: "По сравнению с грандиозными событиями Великой Отечественной войны, она кажется малой и незначительной, но в жизни ее отразилось Великое время, бесподобный подвиг народа во имя будущего человечества".

Мы же считаем, что работа школы в эвакуации была крупномасштабной и всесторонней проверкой системы военно-музыкантского образования на прочность, огромным патриотическим уроком для воспитанников, выполнявших все самые важные и необходимые работы: от уборочной кампании на полях до организации многочисленных концертов на разнообразных площадках. И в городе Галиче Костромской области и в поселке Балезино Удмуртской республики и сейчас вспоминают о пребывании там военно-музыкантской школы - об этом говорит интерес, проявленный жителями Галича и Балезино к данной работе. Таким образом, пребывание школы в эвакуации стало не только страницей истории 1-й Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников, но и страницей истории Костромской области и Удмуртской республики.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2754
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2009 8:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ГЛАВА V
Послевоенный период школы.
Реорганизация и завершение существования школы (август 1944 - август 1959)

Эта глава посвящена периоду с момента возвращения школыв Ленинград из эвакуации до завершения существования школы. В названии главы мы исходили из того, что и для Ленинграда и для школы в 1944 году закончилась жизнь в военных условиях и началось время восстановления утраченного за годы войны: не только зданий, имущества, но и традиций, наконец, сознания мирного человека. В главе рассказано об итогах войны для школы, о бытовых условиях в ней, деятельности педагогического коллектива, профессиональной жизни музыкальных коллективов школы. Большая часть этой главы написана на основании воспоминаний воспитанников и педагогов 1-й ЛШВМВ того времени, которые были записаны при встречах с ними.

В августе 1944г. 1-я ЛШВМВ возвратилась из эвакуации в Ленинград. Здесь школа получила новое здание - типовое строение близ Чесменской церкви в Московском районе Ленинграда.

Об общих впечатлениях от посещении нового здания 1-й ЛШВМВ пишет в статье "Золотая лира" А.Кардов: "Едва вы переступаете порог этого большого трехэтажного здания, как сразу же вас захлестывает волна звуков. Откуда-то несется нежная трель флейты. Поют трубы, альты, тенора, валторны, гобой, басы…<…> Во всех трех этажах за пюпитрами сидят маленькие воины. На плечах у них ярко-алые погоны".

В отношении прежнего здания школы на Калашниковской набережной, 5, нам удалось узнать, что оно было передано детскому дому №48 Смольнинского района.

В первый день нового, 1944-45 учебного года, в школе состоялся выпуск 22 воспитанников: Александрова, Большакова, Воробьева, Иванова Л., Иванова М., Ильина, Карташова, Кудрявцева, Киренского, Лазарева, Молодкина, Паккеля, Пиненко, Путалина, Саньковского, Томака, Федулова, Фомина, Чераева, Кутявина, Майского и еще одного воспитанника. К сожалению, могли быть допущены некоторые неточности в фамилиях. Причина этого - сложности в прочтении рукописного документа из архива В.П.Резункова.

С переездом в Ленинград в школе произошли некоторые структурные изменения. В частности, теперь воспитанники изучали предметы общеобразовательного цикла в здании своей школы, под руководством педагогов - штатных сотрудников 1-й ЛШВМВ. На основании этого факта, мы можем сделать вывод, что опыт по совмещению общеобразовательной и музыкальной школ, проводившийся в 1-й ЛШВМВ во время эвакуации, был признан положительным и применен на практике.

С сентября 1944г. для воспитанников был установлен определенный распорядок дня. Он строился следующим образом. После подъема, зарядки и завтрака, ровно в 9 часов начинались общеобразовательные занятия. В среднем, в день было по 4-5 уроков, которые завершались около 13 часов 30 минут. В 14 часов - обед. Затем, с 15 до 19 часов - музыкальные занятия. Во время музыкальных занятий проводились уроки с педагогами по специальности (2 раза в неделю), сольфеджио (2 раза в неделю), история музыки (1 раз в неделю), в субботние дни - репетиции оркестра. В остальное время воспитанники занимались музыкальной самоподготовкой.

Педагогами музыкальных дисциплин были как военные, так и гражданские преподаватели. Различия между ними заключались в том, что первые работали только в 1-й ЛШВМВ, а вторые могли работать в других концертных и образовательных учреждениях.

После войны в школе продолжил работу Б.С.Федулов, вернувшийся из эвакуации вместе с воспитанниками. Также на работу в 1-ю ЛШВМВ вновь пришел Семен Григорьевич Певзнер, (класс флейты), Лев Абрамович Теслер, (класс кларнета). К сожалению, пока не удалось полностью восстановить список преподавателей школы на тот период.

В материалах операции "Поиск", проводившейся в 1980-х годах, удалось обнаружить списки воспитанников 1-й ЛШВМВ, датированные 5 января 1945г. Из них мы узнали о структуре распределения воспитанников внутри школы. Согласно спискам, воспитанники были распределены на 3 курса. На I курсе, под началом Боруто, обучалось 70 воспитанников, во II курсе (начальник курса Васильев) состояло 25 человек, III курс (начальник курса Захаров) насчитывал 37 человек. Из военных-строевиков назначались командиры взводов. На 5 января 1945г. ими были строевики Немиров, Доценко, Лебедев, Малкин, Никифоров, Косарев. Также из числа воспитанников назначались командиры отделений и помощники командиров взводов. Списки воспитанников приведены в приложении №18.

В новом здании школа вновь испытывала бытовые проблемы. В частности, оркестровые репетиции проходили в вестибюле школы. Спальни для воспитанников были обустроены в классах, где устанавливались двухэтажные кровати.

Однако, несмотря на сложности в быту, 1-я ЛШВМВ наряду с образовательной проводила и широкую концертную деятельность. Сводный оркестр школы кропотливо готовился ко всем важным выступлениям. Художественным руководителем Сводного оркестра школы тогда являлся А.М.Геншафт. Согласно воспоминаниям Б.И.Павлова, для Геншафта было характерно "сочетание высокого профессионализма, строгости, мужественности с замечательным педагогическим талантом. Показательно, что все опрошенные нами воспитанники подчеркивали, что с нетерпением ждали прихода субботы - для оркестровых репетиций с Геншафтом.

Сводный оркестр школы выступал на многих концертных площадках города: в зале Смольного, Доме Красной Армии им. С.М.Кирова. В эти годы особенно частыми стали концерты в залах Московского района Ленинграда: в здании Московского районного Совета, на предприятиях: I молочном заводе и мясокомбинате им. С.М.Кирова.

Особой страницей в истории школы стало участие воспитанников в парадах и демонстрациях 1 мая и 7 ноября на Дворцовой площади. Оркестр 1-й ЛШВМВ включался в единый оркестр музыкантов ЛВО. По мнению Г.С.Усыскина, наиболее сложной, изнурительной частью этой работы было участие в репетициях, которые длились достаточно долго и в любую погоду.

Тем не менее каждый день 1 мая и 7 ноября был настоящим праздником. Оркестр школы возглавлял колонну трудящихся Московского района. Сама колонна формировалась у здания райсовета, а затем, по Московскому проспекту двигалась в центр города. По дороге колонна многократно останавливалась - начинались массовые танцы. Для демонстрации был составлен специальный репертуар, который удалось восстановить с помощью Б.И.Павлова. В репертуар входило 8 маршей ("Егерский", "Печерский", "Прощание Славянки", "17-й скорый" и другие, а также различные танцы: вальсы ("На сопках Маньчжурии", "Амурские волны"), "Краковяк", "Полька-бабочка", "Барыня" и другие.

В конце года каждый курс готовил отчетную программу. Например, курс, где обучался Б.И.Павлов, играл первую часть II фортепианного концерта С.В.Рахманинова, I симфонию В.Калинникова, увертюру из оперы "Царская невеста" Н.А.Римского-Корсакова и еще ряд произведений. По мнению, Б.И.Павлова, этот репертуар имеет высочайшую степень сложности, однако, исполнялся воспитанниками на высоком уровне.

Также в школе практиковались концерты педагогов перед воспитанниками. Участниками таких концертов были педагоги А.Н.Зверев, С.Г.Певзнер, А.А.Гладков. В течение нескольких лет после возвращения школы в Ленинград, в 1-й ЛШВМВ работал ряд интересных педагогов. С помощью книги С.В.Болотина "Биографический словарь музыкантов-исполнителей на духовых инструментах" приведены справки о некоторых из этих преподавателей. Анатолия Николаевич Зверев родился 1 мая 1914г. в селе Медыши Ораниенбаумского уезда Петроградской губернии. Он - валторнист, педагог. В 1924-32гг. учился в училище Ленинградской капеллы (класс М.Корсуна), в 1932-35гг. учился в Ленинградской Консерватории (класс М.Буяновского), в 1935-56гг. он - солист Ленинградского Малого оперного театра. В 1948-53гг. работал преподавателем 1-й ЛШВМВ. Александр Антонович Гладков (22.II.1880 Ленинград - 18.VI.1968, Зеленогорск Ленинградской области) - тромбонист, педагог. В 1925г. окончил Ленинградскую Консерваторию (класс М.Чернова), в 1926-56гг -
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2754
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2009 8:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

артист оркестра Малого оперного театра. В течение 20 лет он являлся педагогом школы. Даниил Ильич Генецинский (14.III.1919 г.Вологда) - трубач, корнетист, педагог, дипломант Всесоюзного конкурса музыкантов-исполнителей 1941 года. В 1935г. окончил училище при Ленинградской Консерватории по классам скрипки и трубы, с 1939г. - солист оркестра театра оперы и балета им С.М.Кирова. В 1945г. - закончил Ленинградскую Консерваторию (класс А.Гордона и А.Шмидта). Павел Николаевич Суханов родился 22 января 1913г. в Туле. Он - кларнетист, педагог. В 1937г. окончил Ленинградскую Консерваторию (класс А.Березина), в 1932-39гг - артист оркестра Оперной студии Ленинградской Консерватории и оркестра театра оперы и балеты им С.М.Кирова, в 1939-46гг - солист оркестра Киевского театра оперы и балета им. Т.Г.Шевченко. С 1946 по 1957гг он - педагог 1-й ЛШВМВ, а с 1952 - педагог Ленинградской Консерватории.

Названные преподаватели работали профессионально и эффективно. Например, 1947-48 учебный год был первым в школьной жизни Б.И.Павлова в 1-й ЛШВМВ. Он отмечает, что освоить за короткие сроки обучения в школе столь разнообразный репертуар, который был приведен выше, было непросто. Но, анализируя свою нынешнюю педагогическую деятельность, он отмечает, что его воспитанники достигают такого результата только после нескольких лет занятий. Размышляя о причинах, Б.И.Павлов предположил, что дело и в самих учащихся (в то время ребята были более ответственны и серьезны в занятиях) и в методике работы педагогов, их огромной самоотдаче.

Конечно, если вместе собираются более ста мальчишек примерно одинакового возраста, обязательно будут происходить какие-либо непредвиденные события - и серьезные, и те, о которых впоследствии вспоминают с улыбкой. В первые месяцы пребывания школы в Ленинграде значительной проблемой для командования стало наличие у воспитанников большого количества боеприпасов. Многократно воспитанники устраивали игры с оружием, взрывая развалины соседних домов. У "подрывников" был богатый опыт - многие из них пришли в школу из партизанских отрядов, воинских частей. Арсеналы пополнялись за счет вылазок к Пулковскому рубежу обороны Ленинграда, где боеприпасов осталось много. Воспитанники прятали свои трофеи везде - в спальных, учебных, бытовых помещениях. К сожалению, не обошлось без жертв. По утверждению Г.С.Усыскина один воспитанник погиб, а несколько других получили серьезные травмы. Для наведения порядка командование школы объявило об операции по сдаче оружия. Как вспоминает Г.С.Усыскин, сдано было не бол

ее половины от всех боеприпасов, но и этого количества хватило, чтобы привести школьное командование в ужас. Собранный в кабинете заместителя начальника школы арсенал представлял собой серьезную опасность всем, кто находился в здании школы. Для обезвреживания оружия в школу срочно было вызвано специальное саперное подразделение. Через некоторое время командованию удалось освободить школу от оружия.

Необходимо отметить, что многие воспитанники школы были участниками военных действий во время Великой Отечественной войны. По образному выражению А.Кардова, приведенному в статье "Золотая лира" в газете "На страже Родины": "Не так давно большинство этих ребят слышало другую "музыку". Над их головами, завывая, гудели фашистские "Юнкерсы". С пронзительным свистом над ними неслись тяжелые снаряды". В числе воспитанников 1-й ЛШВМВ были: Юрий Герасимов - участник военных действий в составе разведки 9-й Ленинградской партизанской бригады, награжденный медалью "Партизану Отечественной войны". Медалью "Партизану Отечественной войны" награждались "партизаны <…> за личное боевое отличие в выполнении приказов и заданий командования, за активное содействие в партизанской борьбе против фашистских захватчиков". Этим же знаком боевого отличия были награждены воспитанники Алексей Колотьин, Борис Слободинский, Борис Серебрянский. Также, участниками Великой Отечественной войны были воспитанники 1-й ЛШВМВ Дм

итрий Степуков (был ранен), Михаил Макарец (был ранен), Исаак Виговский, Михаил Ильин, Алексей Карихин, Николай Колонтарев, Анатолий Кудрявцев, Николай Петров, Петр Ступак, Григорий Усыскин.

Ко времени прибытии школы в родной город относится составление скорбного списка потерь школы в годы войны. Согласно нескольким источникам, на фронте погибли следующие выпускники школы: Демьян Афанасьевич Бондаренко, младший лейтенант РККА, бывший секретарь комсомольской организации 1-й ЛШВМВ, Антон Ефимович Ткачук, старшина отдельного батальона связи РККА, Иван Сидоров. Далее данные из нескольких источников расходятся. Так В.П.Резунков пишет о погибшем на фронте Владимире Кулыманове. В то же время, не обладая информацией о судьбе Кулыманова, Е.Н.Рендюк в предисловии к книге В.П.Резункова "Золотая лира" назвал среди погибших Федора Аникеева. К сожалению, все попытки уточнить эти данные не увенчались успехом, поскольку в банке данных "Электронной книги памяти Санкт-Петербурга", куда мы обращались за консультацией, ни одна из названных выше фамилий не значится.

Во время Великой Отечественной войны, а также в послевоенные годы, по всей стране был сильнейший подъем патриотизма. Часто в прессе, эфире проводились встречи с лучшими представителями Советской Армии. 3 марта 1945г. у микрофона Ленинградского радиокомитета выступал воспитанник 1-й ЛШВМВ Алексей Колотвин. [Приложение №19]. О своей современной жизни он тогда сказал: "Меня послали сюда в город и я теперь учусь в пятом классе в военно-музыкальной школе и играю на кларнете. В сентябре вступил в комсомол". В завершение выступления А.Колотвин отметил: "Читаю я теперь газеты и не нарадуюсь, что Красная Армия бьет немцев на их проклятой земле. Это месть за мою маму, за всех замученных и убитых людей".

В это время уже была очевидной скорая Победа. Художественные коллективы школы, как и прежде, продолжали концертную деятельность: выступали в военных госпиталях, воинских частях, приняли участие в параде Ленинградских войск.

Летом 1945г. 1-я ЛШВМВ, как и до войны, отправилась в лагерь в Сиверскую. Незабываемым впечатлением той лагерной смены Г.С.Усыскин назвал проживание воспитанников в бараке, построенном немцами для размещения концентрационного лагеря.

В 1945г. прошел очередной выпуск. Он состоял из 40 воспитанников. Из статьи А.Кардова "Золотая лира" в газете "На страже Родины" удалось узнать, что воспитанники I взвода Воронов и Кутявин "отправлены учиться в высшее училище военных капельмейстеров". Корнетист Васильев и кларнетист Кузнецов направ-лены в Москву для зачисления в оркестр Народного Комиссариата обороны - лучшего в стране. Остальные заняли вакантные места в оркестрах высших военно-учебных заведений. Впоследствии схема перевода лучших воспитанников в военно-музыкальные заведения сохранится. В частности, продолжались связи с другими военно-музыкантскими школами страны. Особенно тесные контакты были с тремя Московскими школами. Из них наиболее активно развивалось сотрудничество со 2-й МШВМВ, располагавшейся на берегу Москвы-реки, в Серебряном Бору. В эту школу направлялись наиболее одаренные музыканты для дальнейшего обучения. Среди достопримечательностей окрестностей школы была и дача Л.М.Кагановича, за забор которой воспитанники с интересом смотрели во время прогулок Л.М.Кагановича по саду.

Что же касается Морской ШВМВ, (которая и после войны продолжала располагаться в Ленинграде на пр.Динамо), то контактов с ней у 1-й ЛШВМВ практически не было. Главной причиной этого, по мнению Б.И.Павлова, была принадлежность школ к разным ведомствам, что предполагало участие в различных мероприятиях, концертах и обучение выпускников в разных высших военно-музыкальных учебных заведениях. Так базой морских музыкантов был военно-дирижерский факультет Ленинградской Консерватории, что установилось еще со времени руководства Н.А.Римским-Корсаковым оркестрами Балтийского флота. Для военных музыкантов существовал Институт военных дирижеров в г.Москве, преобразованный впоследствии в факультет Московской Консерватории. Только с января 1957г. Ленинградский факультет был переведен в Москву и образование музыкантов армии и флота совместилось.

8 сентября 1945г. 1-я Ленинградская ШВМВ участвовала в закладке Московского Парка Победы. Воспитанники школы не только исполняли музыкальные произведения для горожан, пришедших на праздник нового парка, но и сами сажали деревья, устраивали клумбы.

Летом 1946г. школа вновь отправилась на загородный отдых. К сожалению, о точном месте расположения лагеря узнать не удалось, однако, наиболее вероятно повторное посещение Сиверского. Отличительной чертой этой лагерной смены явилось повышенное внимание командования школы к строевой подготовке, стрельбам, физическому воспитанию.

В сентябре 1946г. в школу поступило несколько новичков. В частности, в 1-ю ЛШВМВ был принят ряд воспитанников детского дома №17 г.Ленинграда, где по инициативе генерал-майора Е.Ф.Парамзина был создан оркестр из 15 человек. Многие из этих музыкантов очень скоро стали музыкантами Сводного оркестра 1-й ЛШВМВ. В 1947г. в числе оркестрантов детского дома №17 более младшего возраста, в школу поступил воспитанник Борис Павлов.

В декабре 1946г. в 1-ю ЛШВМВ поступил на работу новый заместитель начальника школы по учебной работе - Генрих Карлович Ильвер. С этого времени он стал одним из основных организаторов всех школьных дел.

Летом 1947г., как и следующим летом, школа отдыхала в лагере близ поселка Рождествено. На этот раз местом проживания воспитанников были щитовые финские домики.

В 1947г. ГорОНО и редакция газеты "Ленинские искры" проводили конкурс стенной печати среди ленинградских школ. Одну из первых премий получила стен-газета "Выпускник" 1-й Ленинградской школы военно-музыкантских воспитан-ников. Главным редактором газеты был воспитанник школы Григорий Усыскин. Основой содержательной части газеты были внутришкольные дела. Газета была написана красивым и острым языком, хорошо иллюстрировалась. Г.С.Усыскин считает, что его дальнейшая профессиональная журналистская и писательская работа стала продолжением работы над стенной газетой "Выпускник".

Также в 1947г. продолжалась концертная деятельность школы. Один из самых запоминающихся концертов прошел в доме актера им. К.С.Станиславского.

Школа продолжала работу в области воспитания учеников. Интересные истории рассказал Б.И.Павлов о своих военных руководителях в школе - старшинах Москвине и Сапогове. Нам сегодня непросто оценить верность тех или иных воспитательных приемов военных педагогов. Вот один из случаев в жизни школы, связанный с деятельностью старшины Сапогова. Старшина, после какой-то провинности воспитанников вывел их из здания школы строем в 22 часа 30 минут, и спросил: "Петь будем?". Воспитанники, обиженные на него, дружно ответили, что нет. Тогда Сапогов приказал всем бежать от здания школы до Благодатной улицы и обратно. Пробег завершился в полночь и тогда Сапогов переспросил: "Петь будем?" Воспитанники вновь ответили отказом. На это последовал новый приказ - бежать в Шушары. В Шушарах воспитанники оказались около часа ночи и только там согласились запеть строевую песню. Вероятно, сегодняшним старшеклассникам этот случай покажется оскорбительным. Но Б.И.Павлов вспоминает, что обиды на старшину они не держали и воспринимали такую формуу наказания как нечто закономерное.

Также в здании школы располагалась гауптвахта. Она находилась в самом холодном помещении на I этаже. Многие воспитанники успели побывать в этой комнате за нарушения дисциплины. Был в карцере и Б.И.Павлов, который вспоминает, что поздно вечером старшин Москвин зашел к нему на гауптвахту, принес теплую шинель, помог устроиться ближе к батарее отопления, чтобы воспитанник не замерз в этой холодной комнате.

По воспоминаниям Г.С.Усыскина и Б.И.Павлова все эти неприятности с лихвой покрывались многими добрыми делами. Между педагогами и воспитанниками существовала своеобразная взаимная расположенность, фактически превращавшая школу в большую семью.

По воспоминаниям Г.С.Усыскина, за период его обучения в школе, с 1945 по 1947 годы, не было ни крупных конфликтов, ни серьезных нарушений дисциплины, за исключением послевоенного наводнения школы боеприпасами.

В 1947г. в школу на работу поступила молодая учительница русского языка и литературы Юниона Максимовна Лазовская. Она сразу же отметила то, что воспитанники, жившие в строгих рамках военной школы, были обделены лаской, заботой. Юниона Максимовна решила взять воспитанников под свою опеку. Она отметила, что, к сожалению, немногие из военных руководителей школы имели задатки педагога. Те относились к деятельности молодой учительницы скептически. Несмотря на то, что уроки в школе проходили в строгой уставной обстановке, где педагог называл ученика исключительно по воинскому званию и фамилии, ей удалось установить с мальчиками добросердечный контакт, который помогал в работе, привлекал воспитанников к прилежному обучению русскому языку и литературе.

В этот период школа получила распоряжение о перемене места расположения. 1-я ЛШВМВ переместилась в здание на Московском шоссе, дом 74. По воспоминаниям воспитанников оно находилось посреди большого пустыря, вдалеке от линии шоссе. Земля вокруг здания еще не была освобождена от элементов Пулковского рубежа обороны: ДОТов, землянок. Впоследствии на пустыре перед школой воспитанники самостоятельно оборудовали стадион.

Переданное школе здание на момент заселения находилось в ремонте. Его производили немецкие военнопленные. По воспоминаниям Б.И.Павлова, питание и быт немцев были ужасающими. Нередко, жалея немцев, воспитанники отдавали им хлеб из своего пайка.

В 1948г. в отставку ушел первый директор 1-й ЛШВМВ, подполковник А.Ф.Поплавский. К тому времени он уже 44 года находился в должности военного капельмейстера, являлся одним из старейших музыкантов Русской, а затем и Советской Армии. Новым начальником школы был назначен Г.К.Ильвер. По мнению Б.И.Павлова, это был блестящий пианист, имевший абсолютный музыкальных слух. Интересен случай, который рассказывали в школе о Г.К.Ильвере. Его дом располагался на набережной Невы. Однажды он, услышав гудок проплывавшего по реке буксира, немедленно подошел к фортепиано и сыграл аккорд, который в полной мере отражал всю красочность и полифонию звука гудка. Безусловно, такая характеристика есть признание высочайшего музыкального дара Г.К.Ильвера. Кроме того, он был прекрасным пианистом, писал музыку. Одним из творческих успехов музыканта было исполнение солирующей партии в I части II фортепианного концерта С.В.Рахманинова, которую исполнял оркестр школы.

В отношении администраторских способностей директора, Ю.М.Лазовская отмечала высокую степень ответственности Г.К.Ильвера, четкость принимаемых решений, готовность отстаивать правильность своего решения, но при этом замечательную интеллигентность педагога, его учтивость, точность. По мнению Ю.М.Лазовской, за 40 лет, которые она проработала сначала в военно-музыкантской школе, а затем в ее правоприемнике музыкальном интернате №38, у нее не было более такого профессионального и чуткого директора, как Г.К.Ильвер.

Летом 1948г. 1-я ЛШВМВ выехала в зимний лагерь в поселок Вырица-2. Местом проживания вновь были финские щитовые домики. В этих помещениях отсутствовали всякие бытовые удобства, даже электроосвещение. В качестве лампы воспитанники использовали банки из под гуталина, наполненные подожженной сосновой смолой. По некоторым данным, подтверждений которым пока не нашлось, 1-я ЛШВМВ и в дальнейшем посещала этот загородный лагерь.

Следующий период существования школы освещен достаточно слабо. Поэтому далее приведены только некоторые события из истории школы, которые удалось восстановить.

В 1954г. полковник Г.К.Ильвер ушел в отставку с должности начальника 1-й ЛШВМВ. Начальником школы стал подполковник Скворцов.

В 1956г. 1-я Ленинградская школа военно-музыкантских воспитанников была передана в ведение Министерства Просвещения РСФСР. Таким образом, школа лишилась военного статуса, а все военные педагоги и командиры покинули школу. В их числе был и начальник школы Скворцов. Новым руководителем стал педагог подполковник в отствавке А. Новиков.

Краткая характеристика школы того периода дается в сборнике "Музыкальный Ленинград", вышедшем в 1958 году в главе "Ленинградская школа музыкантских воспитанников (б. Школа музыкантских воспитанников Советской Армии)". По данным из сборника, на тот период в школе работали следующие педагоги. Профессор С.Певзнер (флейта), Г.Конрад (гобой), В.Чаплинский (фагот), Н.Кругляков, Б.Евтюшин, К.Парломенко (труба и коррен), А.Гладков, И.Рожков, И.Алексеев (валторна, баритон, тенор), Е.Вейденбрик (тромбон), М.Кошелев, А.Костева (басовые и ударные инструменты), Я.Лейкин, Б.Федулов (музыкально-теоретические предметы).

Здесь же о структуре школы говорится, что в ней учились мальчики 11-13 лет, курс обучения - 7 лет. "По окончании школы они становятся профессиональными оркестрантами. Из школы выходят профессиональные крепкие музыканты, свободно владеющие своими инструментами, справляющиеся со сложными произведениями сольного и оркестрового репертуара".

Исходя из вышеприведенных данных, мы можем сделать вывод, что воспитанники стали обучаться в школе по обычным образовательным программам, а школа, по существу стала интернатом неполного среднего образования с музыкальной специализацией.

Сводный оркестр школы, который к тому времени возглавлял Ю.Юренев, авторами справочника "Музыкальный Ленинград" был назван как "один их самых крупных среди ученических коллективов города. Он является неизменным участником всех празднеств - парадов, демонстраций, ведет широкую концертную деятельность, выступая в частях Советской Армии, в концертных залах, садах и парках". Здесь же приводится следующий репертуар оркестра. Увертюра "Эгмонт" и марш из III симфонии Л.-В. Бетховена, увертюры к операм Д.Россини, "Богатырская симфония" и "Половецкие пляски" из оперы "Князь Игорь" А.П.Бородина, финалы нескольких симфоний П.И.Чайковского, отрывки из опер Н.А.Римского-Корсакова, А.Н.Серова, А.Г.Рубинштейна, Р.Вагнера, П.И.Чайковского, А.К.Глазунова, А.И.Хачатуряна, Р.М.Глиэра, произведения Д.Д.Шостаковича, И.О.Дунаевского и другое.

Оценивая вышеприведенный репертуар, отметим, что оркестр школы сохранил исполнительские традиции, выбор сложных, техничных произведений. Одновременно из репертуара ушли занимавшие в прошлом основное место песни о вождях, партии, Советской Армии. Они были заменены лучшими классическими произведениями.

Среди художественных коллективов школы отмечены хор, состоявший из 120 человек и ансамбль самодеятельности. Авторы сборника "Музыкальный Ленинград" сообщают: "…развитию детской музыкальной самодеятельности здесь придается большое значение, как фактору художественного воспитания".

За годы существования Ленинградская музыкантская школа превратилась также в педагогико-методический центр музыкального образования. В качестве доказательства можноы приввести следующие слова: "Специфика учебного заведения потребовала от преподавательского состава выработки новых учебных планов, программ и пр. <…> В результате большой творческой работы коллективом педагогов заново созданы "школы" по большинству духовых инструментов и учебные пособия по музыкально-теоретическим дисциплинам". Авторами "Музыкального Ленинграда" особо подчёркнуто, что "система преподавания, проверенная долгосрочной практикой, дает положительные результаты". Вероятно, положительным результатом можно считать практические возможности выпускников школы, которые расцениваются как высокие и деятельность воспитанников по окончании школы. [Приложение №21].

В завершение статьи в сборнике "Музыкальный Ленинград" упоминается, что "В 1957г. исполняется 20 лет существования школы". К сожалению, о проведении каких-либо юбилейных мероприятий нам узнать не удалось.

В 1957г. школа вновь переехала. На этот раз это было левое крыло крупного образовательного комплекса на Расстанной улице, д.20 во Фрунзенском районе Ленинграда. По данным авторов главы "Лиговский проспект" путеводителя "Ленинград", изданного в 1988 году, "Это здание сооружено в 1830-х годах арх. А.Ф.Щедриным для Николаевского дома призрения (перестроено в 1905-08гг. арх. В.А. и Г.А.Косяковы). Это здание не было приспособлено к размещению школы-интерната. В частности, спальня располагалась в обширном помещении актового зала, где спали все воспитанники. В тоже время во внутренне дворе дома, со стороны Днепропетровской улицы строилось типовое здание детского дома: кирпичное в 4 этажа, где должны были разместиться: кухня, столовая, гардероб, спальные комнаты, а также административный сектор и медпункт. Вскоре вновь выстроенное здание было сдано в эксплуатацию. Воспитанники стали учиться в старом здании, а жить - в новом. Однако, и в этом было серьезное неудобство, так как гардероб располагался

только в новом здании, а воспитанники в любую погоду переходили из одного здания в другое по улице и без верхгей одежды. Для разрешения этой проблемы между зданиями была построена галерея-переход.

Ленинградская школа музыкантских воспитанников проработала в здании на Расстанной улице, д.20 около двух лет.

В 1959г. было принято решение о ликвидации школы и создании на ее базе Ленинградского музыкального интерната, для обучения юных музыкантов обоих полов.

На этом, на 23-м году со дня основания, 1-я Ленинградская школа военно-музыкантских воспитанников завершила свою работу.

1-я Ленинградская школа военно-музыкантских воспитанников, находясь в различных организационных формах, продолжала свою новаторскую педагогическую, методическую, концертную деятельность, стала одним из заметных центров культурной жизни Ленинграда, за годы своей деятельности активно содействовала развитию военно-музыкального образования, духовой исполнительской культуры.

Заключение
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2754
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2009 8:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Заключение

Существование 1-й Ленинградской школы военно-музыкантских воспитанников стало важной вехой в истории советского - российского военно-музыкального дела. В первую очередь школа обеспечила преемственность поколений: от дореволюционных музыкантов, учеников Римского-Корсакова и Глазунова, ставших педагогами 1-й ЛШВМВ - к воспитанникам школы, которые передают свои знания поколению музыкантов сегодняшнего дня.

Авторы сборника "Музыкальный Ленинград" отмечают: "многие из учившихся здесь музыкантов служат в оркестрах Советской Армии, некоторые перешли в симфонические оркестры филармоний и театров, став дирижерами, руководят духовыми оркестрами, воспитывают новое поколение молодых оркестрантов".

Деятельность школы, также была нацелена на воспитание достойных людей из неблагопролучных в педагогическом отношении воспитанников детских домов. Я считаю, что эта цель была достигнута. Этот вывод я делаю не только на основании изучения судеб воспитанников после окончания школы, но и потому, что при встречах с выпускниками 1-й ЛШВМВ я всегда видел у них доброе отношение к своему школьному детству.

С 1959г. по настоящее время в здании на Расстанной улице, д.20 располагается специальная музыкальная школа-интернат №38 Фрунзенского района. Еще после расформирования музыкантской школы, в интернат перешел целый ряд педагогов 1-й ЛШВМВ: Г.К.Ильвер, А.А.Гладков, Е.Я.Богатыренко. За годы работы интерната в нем работали педагоги Сергей Васильевич Болотин, Елена Васильевна Другова, Борис Исаакович Эдуардов. Несведущему в музыкальном образовании человеку эти имена мало что скажут, но тем, кто учился в этой школе, кто разбирается в мире музыки, эти имена послужат настоящей высокой маркой ленинградской - петербургской исполнительской школой. В настоящее время в интернате работают такие мастера, как старший педагог отдела духовых инструментов Евгений Яковлевич Богатыренко и руководитель хора "Мелодия" Татьяна Викторовна Буковская.

В течение долгого времени интернат вел свое летоисчисление в 1937 года. Особенно крупная юбилейная программа готовилась к 50-летию школы в 1987 году. Тогда активными организаторами торжеств стали Василий Павлович Резунков и директор интерната Валентина Викторовна Леонтьева. 24 апреля 1987г. во Дворце культуры железнодорожников состоялся яркий концерт, завершивший юбилейную программу. А в 1999 году в интернате прошёл вечер к 40-летию учебного заведения. Организаторы торжества отнесли основание интерната к 1959г., забыв о своих корнях - 1-й Ленинградской школе военно-музыкантских воспитанников. Мне, как выпускнику школы-интерната №38 непонятно такое решение. Именно поэтому я надеюсь, что моя работа подтолкнет сотрудников интерната к обращению к своей истории.

Я считаю свою работу только начальным этапом исследования такой объемной и интересной темы, как история ленинградского военно-музыкантского образования. Пытаясь восстановить хронику жизни музыкантской школы, я хотел восполнить тот пробел в истории нашего города, который относится к истории этой школы, в целом, ленинградского военно-музыкального образования 1930-х - 50-х годов.

О пользе работы лично для меня, можно сказать, что ее написание дало мне определенные исследовательские навыки, познакомило с интересной литературой по данной тематике. Особо хочу отметить встречи с интересными людьми, консультировавшими мня по ходу работы; выпускниками и бывшими педагогами школы, специалистами архивов, библиотек, музеев, сотрудников государственных и общественных организаций, которым я очень благодарен. Кроме того, написание исследования дало мне некоторое представление о людях и жизни той эпохи, помогло в формировании личного мнения об описываемом историческом отрезке. Более того, я считаю эту исследовательскую работу значительным событием в своей биографии.

Главным же итогом работы можно считать то, что люди, учившиеся и преподававшие в 1-й Ленинградской школе военно-музыкантских воспитанников, их дела запечатлены в письменном труде. Теперь, когда составлена хронологическая история школы, каждый человек сможет узнать об ее жизни и работе, оценить ту большую пользу, которую школа принесла нашему городу. Хочется верить, что она поможет созданию музея школы.

Источники и литература:

1.Письмо архивного отдела администрации Балезинского района Республики Удмуртии от 23.II.1998., исх. №3.

2.Письмо Городского архива г.Галича Костромской обл. от 07.12.1998, исх. №137/04-4.

3. Резунков В.П. Золотая лира./ Рукопись повести.

4. Резунков В.П. Личный архив.

5. Адищев В.И. Из уроков прошлого: о содержании и организации музыкального воспитания в кадетских корпусах. - Автореф. дисс. канд. .- Пермь, 1998.

6. Антонов В.В., Кобак А.В. Святыни Петербурга./ Историко-архивная энциклопедия в 3-х т.-Т.1.-СПб.: Изд-во Чернышева, 1994.

7. Бейлин А. За высокую исполнительскую культуру.// На страже Родины. - 1941. - №31. - 7 февраля.

8. Болотин С. Биографический словарь музыкантов-исполнителей на духовых инструментах. - Л.: Музыка, 1969.

9. Большая Советская Энциклопедия. - Т.5./ Под ред. Б.А.Введенского. - М.: Гос. науч. Изд-во "БСЭ", 1951.

10. Великая Отечественная война в фотографиях и кинодокументах.-Т.3.-М.: Планета, 1978.

11. Весь Петербург./ Телефонный справочник Петербургской телефонной сети. - СПб.: Справочники Петербурга, 1995.

12. Геншафт А.М. За образцовую работу оркестров частей.// На страже Родины. - 1941. - №9. - 11 января.

13. Голубев Б. Пером деткора, кистью художника боритесь за отличную учёбу, за содержательную пионерскую работу! // Ленинские искры. - 1947. - №38. - 14 мая.

14. Горбачевич К.С., Хабло Е.П. Их именами названы улицы Ленинграда. - Л.: Лениздат, 1961.

15. Горбачевич К.С., Хабло Е.П. Почему так названы? - Л.: Лениздат, 1967.

16. Горданов В.В. и др. Музыка, театр, кино Петрограда - Ленинграда. - Л., 1957.

17. Гончаренко З. Отзовитесь, кто помнит.// Вперед. - Балезино. - 1990. - №49. - 21 апреля.

18. Зубов Г.Н. О положении военной музыки в России. - СПб., 1903.

19. Калинкович Г.М. Деятельность Н.А.Римского-Корсакова на посту инспектора военно-музыкантских хоров морского ведомства и его творческое наследие для военно-духового оркестра. - Автореф… дисс. канд. искусствовед. - М., 1953.

20. Кардов А. Золотая лира.// На страже Родины.-1945.- №232.-28 сентября.

21. Красноармейским талантам - всемирную помощь (к работникам искусств города Ленина).// На страже Родины.-1938.- февраля.

22. Ленинград. Адресно-справочная книга. - Л., 1940.

23. Ленинград. Путеводитель./ Сост. В.А.Витязева, Б.М.Кириков.-Л.: Лениздат, 1988.

24. Музыкальный Ленинград 1917-1957: путеводитель-справочник./ ред.-сост. И.В.Голубовский.-Л.: Музгиз, 1958.

25. Наш Кренкель./ Под ред. Е.К.Федорова.-Л.:Гидрометеоиздат, 1975.

26. Пивень З.Г. Навечно в памяти народной. - Л.: Лениздат, 1984.

27. Резунков В.П. Мальчишки пламенных сороковых.// Ленинский путь.-Галич.-1983.-№120.-6 октября.

28. Список командирского, политического и начальствующего состава ЛВО, награжденного медалью "XX лет РККА"./ На страже Родины.-1938.-№51.-4 марта.

29. Список абонентов ЛГТС.-Л., 1947.

30. Стали И.В. Выступление по радио 3 июля 1941 года.// Ленинградская правда.-1941.-№156.-3 июля.

31. Стихи о музыке.-М.:Советский композитор, 1982.

32.Удмуртия в Великой Отечественной войне 1941-1945гг./ Сб.документов.-Ижевск: Удмуртия, 1995.

33. Хачатурян А.И. Статьи и воспоминания.-М.: Советский композитор, 1980.

34. Черных А. Советское духовое инструментальное искусство.-М.: Советский композитор, 1989.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Военная музыка -> История советской военной музыки Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS