Список форумов Военная музыка

Военная музыка

Форум любителей военной музыки
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

НАШ БАННЕР Partita.Ru — ноты для духового оркестра НАШ БАННЕР Partita.Ru — ноты для духового оркестра
Государственный духовой оркестр (ГДО) СССР

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Военная музыка -> Дирижеры и их оркестры
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2576
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Окт 04, 2012 12:18 am    Заголовок сообщения: Государственный духовой оркестр (ГДО) СССР Ответить с цитатой

Случайно узнав, что часть архива духовых партитур Музыкальной библиотеки Ленинградской Филармонии (она же - архив Придворного оркестра) в 1936 году было передано в создаваемый Государственный духовой оркестр СССР п/у В.М.Блажевича, решил поискать информацию по нему. Честно говоря я думал, что это предшественник ГДО РСФСР, но все оказалось интереснее.

Первое что нашел это "Официальный сайт Д.Д. Ромашкова", где была фотография и короткая информация о оркестре:
писал(а):

Государственный духовой оркестр СССР


Государственный духовой оркестр СССР был создан в 1937 году выдающимся тромбонистом, дирижёром и композитором, профессором Московской консерватории Владиславом Михайловичем Блажевичем (1881–1942), который был главным дирижёром этого оркестра до 1939 года.
В довоенное время в Союзе было всего два больших оркестра, носивших имя Государственный, – Государственный академический симфонический оркестр СССР, появившейся в 1936 году, и духовой.
ГДО СССР с большим успехом гастролировал по стране, записывался на Всесоюзном радио, выступал с известными оперными певцами на главных концертных площадках Москвы. В составе оркестра играл отец Д.Д.Ромашкова музыкант-тубист (туба-С) Дмитрий Григорьевич Ромашков (1908 - 1941).
В самом начале Великой Отечественной войны, в июне 1941 года, весь состав Оркестра (более 100 человек) добровольно вступил в Московское народное ополчение. Осенью 1941 года все участники оркестра-ополченца погибли на фронте в боях под Вязьмой при защите Москвы.
Короткая история этого оркестра и судьба его музыкантов по непонятному стечению обстоятельств практически была предана забвению со стороны государственных ведомств, общественных организаций, средств массовой информации.
Но память о героях-музыкантах всё же возрождается 18 марта 2011 года газета "Вечерняя Москва" опубликовала статью Екатерины Пятуниной Без вести, без памяти.
Появилась надежда, что журналисты и других СМИ не оставят без внимания эту Память и история Оркестра найдёт достойное место в летописи патриотизма народа нашей страны и в творческом наследии отечественной культуры.
В связи с приближающейся 70-летней годовщиной двух крупнейших исторических событий - начала ВОВ и битвы под Москвой было бы обосновано и целесообразно установить мемориальную доску Оркестра на месте его выступлений и организовать памятный концерт. Не лишними стали бы и другие мероприятия по увековечиванию памяти ГДО СССР.
http://romashcov.narod.ru/gdo.htm



Ссылка вела на сайт газеты "Вечерняя Москва":
писал(а):

Без вести, без памяти
Екатерина Пятунина


Почему Москва забыла о музыкантах, погибших в 1941 году в боях под Москвой

Они 70 лет назад в полном составе ушли защищать Москву. На этом оборвалась история первого Государственного духового оркестра СССР. Об их дальнейшей судьбе ничего не знают в государственных органах. Сама память об этих людях словно стерта из памяти современной России. В редакцию «ВМ» обратился наш читатель, пенсионер, ветеран труда Дмитрий Дмитриевич Ромашков – сын Дмитрия Григорьевича Ромашкова, музыканта-тубиста пропавшего Государственного духового оркестра СССР. Уже двадцать лет он и другие дети музыкантов оркестра тщетно пытаются восстановить память о первом Государственном духовом оркестре страны. Дмитрий Дмитриевич пишет: «В довоенные годы был в Москве замечательный творческий коллектив, Государственный духовой оркестр Союза ССР, который с большим успехом гастролировал по стране, записывался на Всесоюзном радио, выступал с известными оперными солистами на главных концертных площадках Москвы (…) Тогда было всего два больших оркестра, носивших имя Государственный, – симфонический и духовой». Действительно, в 1936 году появился Государственный академический симфонический оркестр СССР, а в 1937 году – Государственный духовой оркестр Союза ССР. Но судьбы у них сложились по-разному. Симфонический оркестр, или Госоркестр, прожил долгую плодотворную жизнь, переродившись в 1991 году в Государственный академический симфонический оркестр Российской Федерации имени Светланова. Жизнь же Государственного духового оркестра Союза ССР оборвалась в 1941 году. И его следы потерялись. Государственный духовой оркестр России возник на этой тридцать лет пустовавшей нише лишь в 1970 году. Духовой, боевой… Но куда же исчез Государственный духовой оркестр СССР? И дело даже не столько в культурной памяти, сколько в исторической, воинской памяти, памяти героизма человеческого духа. Дело в том, что Государственный духовой оркестр СССР практически всем составом – а это порядка 100 человек – без вести пропал в ходе обороны Москвы во время Великой Отечественной войны. К письму прилагаются: переснятая фотография из семейного архива – 30-е годы, Государственный духовой оркестр в полном составе на выступлении во главе со своим знаменитым дирижером Блажевичем; копия программки Сталинской областной филармонии: Глинка. Увертюра к опере «Руслан и Людмила», Дунаевский. Песня Нины из оперетты «Золотая долина», «Колыбельная» из фильма «Цирк» и «Любушка» Шишова. А вот справка, выданная Ромашкову Д. Г. в том, «что он состоит в рядах народного ополчения 3-го стрелкового полка 6-й Дзержинского района дивизии». Двадцать лет Дмитрий Дмитриевич ищет хоть какую-то информацию об оркестре, в картине не хватает множества фрагментов, впрочем, суть дела ясна. – Когда отец ушел на фронт, мне было 10 лет, а ему – 33, – рассказал корреспонденту «ВМ» сын погибшего, – до этого я бывал на концертах оркестра. Помню, что отец много гастролировал. В первые дни войны все оркестранты, за исключением нескольких больных, пожилых участников да двух женщинарфисток, вступили добровольцами в московское ополчение. Их отправили на фронт, на передовую. Я получал первое время письма от отца. Они все оказались под Вязьмой. Папа писал, что даже винтовок на всех не хватает! Последнее письмо мы получили в сентябре-октябре 1941 года. И все. Связь с родственниками папиных коллег, с которыми он ушел на фронт, также потерялась: мы с мамой уехали в эвакуацию в глухую деревню под Рязань. После войны, вернувшись из эвакуации, мама стала разыскивать папу. Пришел ответ, что Дмитрий Григорьевич Ромашков числится без вести пропавшим. Но что стало с другими участниками коллектива? В частности, со знаменитым создателем и руководителем оркестра Владиславом Михайловичем Блажевичем? Именем Владислава Блажевича, советского тромбониста, композитора, профессора Московской консерватории, основоположника российской исполнительской школы игры на тромбоне, тубе, признанной во всем мире, названа музыкальная детская городская школа № 80 в Москве. По воспоминаниям Дмитрия Дмитриевича, Блажевич в 1939 году был немолод и серьезно болел, поэтому он оставил оркестр, а через три года скончался. А по итогам расследования, проведенного Дмитрием Ромашковым, остальные оркестранты, которые оказались на войне, погибли осенью 1941 года под Вязьмой. Ромашков попытался разыскать родственников других музыкантов и какието сведения о коллективе. Он на протяжении долгих лет обивает пороги всех государственных архивов и инстанций. Все они единодушно отвечают: «Сведений нет!» – Ни в Министерстве культуры, ни в Московской филармонии, куда мягко «отфутболивали» все высокие инстанции, ничего не знают и не ведают о Государственном духовом оркестре Союза ССР. Память об оркестре просто потеряли и забыли в бесчисленных ведомственных коридорах, – вздыхает Ромашков, добавляя, что в Министерстве культуры Дмитрия Дмитриевича огорошили ответом: «Так Государственный духовой оркестр существует!» Такое ощущение, что чиновники не то что не слушают, но даже не пытаются услышать, о чем их спрашивают. В начале 90-х годов Ромашков уже обращался в редакцию «Вечерней Москвы», тогда вышел ряд публикаций об оркестре, ушедшем в ополчение. На эти публикации откликнулись дети музыкантов оркестра, поисковики и жители местечка под Вязьмой, куда были направлены ополченцы. – Откликнулось всего человек семь детей участников коллектива, – вспоминает Дмитрий Ромашков, – и все как один принесли справки о том, что их отцы тоже пропали без вести. Точь-в-точь такие же, как у меня. Ничего удивительного – там такая мясорубка была, если даже винтовок не хватало. Они просто собой, можно сказать, собственным телом сдерживали натиск врага. То, что наш оркестр стоял под Вязьмой, подтверждает и информация современных поисковых отрядов. Отозвались старожилы тех мест, сказали, что да, были знакомы с музыкантами этого оркестра – те пытались оставить весточку о себе на трагический случай, чтобы близкие потом имели какие-то сведения о них. Откликнулся «Гостелерадиофонд» и передал две оркестровые пьесы – два марша, записанных оркестром в 30-е годы. По словам пенсионера, недавно интерес к пропавшему оркестру проявил Совет Федерации. Но на этом пока все. «Он был один такой!» Дети музыкантов оркестра-ополченца обратились с просьбой установить мемориальную доску в память о Государственном духовом оркестре Союза ССР в помещении Концертного зала им. П. И. Чайковского, где оркестр часто выступал с концертами. – В последнем письме из филармонии нам «доходчиво» пояснили: «В филармонии выступали и другие творческие коллективы, которые во время ВОВ потеряли на фронте своих представителей, поэтому установка мемориальной доски одному коллективу нам представляется некорректной», – рассказывает Дмитрий Дмитриевич. Но ведь речь идет не просто о «музыкальном коллективе» – о государственном оркестре! С короткой, но такой яркой творческой биографией и героическим концом. Как молодые музыканты, не раздумывая, зачехлили свои инструменты и отправились на фронт, чтобы погибнуть, без славы и без вести… Безусловно, еще многие музыканты, да и не только музыканты, погибли на войне. Но речь идет все-таки о первом в стране Государственном духовом оркестре, после гибели музыкантов которого три десятилетия не было духового оркестра со статусом «государственный». В годовщину 70-летия начала Великой Отечественной войны и 70-летия битвы под Москвой вопрос об увековечивании памяти погибшему оркестру стоит особенно остро. Почему войне позволили забрать вместе с людьми заодно и культурную, историческую и героическую память о пожертвовавших собой музыкантах? И кто в этом виноват? ОТ РЕДАКЦИИ Мы обращаемся к заместителю мэра в правительстве Москвы по социальной политике Швецовой Л. И. Уважаемая Людмила Ивановна! В связи с приближающейся 70-летней годовщиной битвы под Москвой и учитывая, что в столице ведется подготовка памятных мероприятий, посвященных началу Великой Отечественной войны и битвы под Москвой, просим Вас оказать содействие восстановлению культурной и исторической памяти погибшего в полном составе в битве под Москвой Государственного духового оркестра СССР.
http://www.vmdaily.ru/article/115370.html


Последний раз редактировалось: PetersGriFF (Пт Мар 31, 2017 5:18 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2576
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Окт 04, 2012 12:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Продолжение.

писал(а):


«Вечерняя Москва» ищет без вести пропавший под Вязьмой в октябре 1941 года Государственный духовой оркестр Союза ССР.

Наши сведения о тех событиях фрагментарны и противоречивы. Опираться приходится на детские воспоминания очевидцев, четыре военных письма и скупые выдержки из архивов.

В этой истории очень многое неясно. Что неудивительно: вяземская операция» сама по себе в буквальном смысле слова — страшная тайна Великой Отечественной войны. У нас уже есть помощники: мгновенно «взял след» поисковый отряд Победа».

Еще раньше на нашу первую публикацию об оркестре (18.03.2011 «Без вести, без памяти») откликнулся художественный руководитель современного Государственного духового оркестра России (являющегося правопреемником погибшего коллектива) Владимир Чугреев.

Этой осенью в память о событиях октября—декабря 1941 года его музыканты дают ряд благотворительных концертов-реквиемов, посвященных трагически погибшему оркестру-предшественнику. И, конечно — дети погибших музыкантов — сестры Людмила, Лариса и Зоя Хомицкие и Дмитрий Ромашков-младший.

«Вечёрка» постарается собрать максимум сведений о погибшем коллективе и будет держать читателей в курсе расследования. Мы просим откликнуться всех, кто обладает какой-либо информацией об оркестре-ополченце, детей и внуков его участников.

Мы обращаемся к поисковикам, сотрудникам военных и государственных архивов, музыковедам, возможным очевидцам и свидетелям, жителям мест, где стояли музыканты, и особенно — к Министерству культуры, помочь нам в поиске. Необходимо поставить точку в биографии этого некогда гремевшего на всю страну коллектива, участники которого до сих пор остаются безымянными героями обороны Москвы.

В июле 1941 года музыканты Государственного духового оркестра Союза ССР добровольно вступили в народное ополчение и в составе его 6-й дивизии Дзержинского района Москвы ушли на фронт вместе со своими духовыми инструментами.

В августе их оркестр расформировали в буквальном смысле слова — «в спину». Трубы отправили обратно в Москву. Через полтора-два месяца теперь уже бывшие оркестранты вместе с другими защитниками столицы были перемолоты в «мясорубке вяземского котла». То, что оркестранты погибли не в «музыкальном» статусе, а как простые «окопники», стало причиной, по которой забыли и о самом оркестре, и о подвиге его участников.

Никто, кроме детей музыкантов, не знает, что основной духовой оркестр большой советской страны прекратил свое существование не потому, что его «расформировали в августе 1941», а потому что спасал Москву.

МНЕНИЕ

ВЛАДИМИР ЧУГРЕЕВ, художественный руководитель Государственного духового оркестра России:

— Как человек военный, скажу, что существует мобилизационный план, согласно которому одни оркестры остаются, а другие — расформировываются. Почему это произошло именно с духовым оркестром? Потому что музыканты были призывного возраста — тридцатилетние, годные к службе. А Государственный симфонический оркестр не тронули, потому что там были, скорее всего, пожилые музыканты. Старше 45 лет уже не годятся.

КОГДА ЗАБОРЫ БЫЛИ БОЛЬШИМИ…

Дмитрий Дмитриевич Ромашков как сейчас помнит, что отец и его товарищи уходили в народное ополчение 16 июля от Цирка на Цветном бульваре — рядом находился техникум, где базировался сборный пункт. Прощаться с родными выходили из-за забора техникума.

У Людмилы Хомицкой (тогда 7-летней Люси) ощущение, что оркестранты провели за забором несколько дней, будто она с мамой Татьяной Николаевной и младшей сестрой Лялькой приходили туда несколько раз. Может, поэтому в день расставания она и не смогла оценить важность момента.

Как обычно, долго ждали у забора. Девочки утомились, и тут Люся увидела, что на Цветной бульвар, звеня, медленно въезжает большой красный красивый трамвай.

— Не говоря ни слова, я молниеносно вырвалась у мамы, схватила Ляльку за руку, и мы побежали за этим трамваем, — вспоминает Людмила Константиновна, — мама нам кричала-кричала, ну куда там! Мы ее и не слышали. Бежали, любовались трамваем до Трубной площади. Вместо папы проводили трамвай.

Когда девочки пришли обратно, мама с папой уже простились. Его выпустили буквально на секунду — поцеловаться. И он ушел.

Навсегда. Потом повзрослевшая Людмила много раз будет приезжать к Цирку на Цветном бульваре. Искать место, откуда ушел отец.

— Забор, который для меня тогда был огромным, оказался каким-то маленьким — как они там все умещались? Почти сто человек? Или, может, это не тот забор? — рассуждает она.

Она так и не смогла «взять след». Исчез и сам оркестр, и место, откуда они уходили на войну. Да и от трамвая, увлекшего когда-то Люсю с сестренкой за собой, даже рельсов не осталось. Трамваи в тех местах перевелись.

«ИНСТРУМЕНТЫ ЗДЕСЬ ОКАЗАЛИСЬ ЛИШНИМИ»

Дочери гобоиста Сергея Ивановича Бурцева в 1996 году (сейчас связь с ними прервалась, и телефоны не отвечают. — Прим. Е. П.) вспоминали, что все музыкальные инструменты погрузили на отдельную машину. Дмитрия Ромашкова это очень удивляет.

Он отца не провожал — тот строго-настрого запретил разводить нюни, но точно помнит, что отец не взял свою тубу.

— Она была огромная. Куда бы он с ней потащился? — рассуждает сын тубиста, — отец знал, что идет на войну, и не питал иллюзий на этот счет. Он мне пообещал, что разобьет фашистов и вернется. Отцу было 33 года, он был большой, красивый. Я не мог ему не поверить. И страшно гордился, что у меня такой папа и радовался, что он идет на войну.

А потом от папы пришло несколько треугольников, где он «оставлял» Диму за старшего мужчину в доме на время своего отсутствия и наказывал беречь маму. Также он писал, что винтовок на всех не хватает. Письма перестали приходить в сентябре.

Людмила Хомицкая, дочь кларнетиста Константина Хомицкого, помнит, что папа сто раз сказал маме: «Ну что ты волнуешься? Мы провожаем наши полки на фронт. Будем играть полковые марши. Проводим и вернемся».

И ушел с кларнетом. Через месяц в письме от 16 августа он напишет своей жене Татьяне: «…я послал домой посылку с моими вещами, с инструментом — на твое имя или за отсутствием — Вершину Ивану Александровичу.

Инструменты здесь оказались лишние. Так что их отправили в Москву, а мы получили более надежный инструмент — винтовку, и с ней будем идти на врага до полного его уничтожения.

Все мы подписались на 5% в 45 рублей в месяц зарплаты на оборону страны до конца войны. И как бы тяжело не было — конец должен быть». В этом же письме есть странная фраза: «Да, с нашим коллективом вышло очень нехорошо, за что благодарить нужно исключительно Чебученко, но это уж после войны. Пока мы его не видим. Если бы не его вмешательство, могло бы быть все иначе. Но теперь о нем писать считаю лишним».

Всего от Константина Хомицкого пришло три письма, последнее — 20 сентября.

МНЕНИЯ

ВЛАДИМИР ЧУГРЕЕВ:

— Вы можете себе представить, что значит «проводить до Смоленска»? Слишком далекая прогулка получается. Легко сказать. Для таких проводов нужно обеспечить музыкантам — питание, места для ночлега, перевозку и многое-многое другое. Скорее всего, они должны были стать полковым оркестром.

ДМИТРИЙ БАРБАШ, поисковик:

— Теоретически на фронт они могли, конечно, пойти и с инструментами. Но вот в чем вопрос: если это произошло после расформирования оркестра, то тогда трубы, скрипки и тромбоны, по логике, должны были быть их личными. Если инструменты были государственными, то должны быть какие-то документы. После войны их должны были как-то списать.

КСТАТИ

Шестая дивизия народного ополчения Дзержинского района Москвы формировалась в Московском институте инженеров железнодорожного транспорта. В дивизию пришли рабочие машиностроительного завода «Борец», чугунолитейного «Станколит», комбината твердых сплавов, «Красного металлиста», чулочной фабрики имени Ногина, сотрудники Наркомата иностранных дел СССР и других предприятий и учреждений, студенты, преподаватели и профессора МИИТа. Всего в дивизию вступило около 8 тысяч человек из 170 предприятий и учреждений.

Писатель Константин Симонов о 6-й дивизии

Симонов видел 6-ю дивизию народного ополчения 23 июля 1941 г. на Смоленщине: «В следующей деревне мы встретили части одной из московских ополченческих дивизий, кажется, шестой. Они тогда произвели на меня тяжелое впечатление.

Впоследствии я понял, что эти скороспелые июльские дивизии были в те дни брошены на затычку, — этой ценой сохранить и не растрясти по частям тот фронт резервных армий, который в ожидании следующего удара немцев готовился восточнее, ближе к Москве. Но тогда у меня было тяжелое чувство. Неужели у нас нет никаких других резервов, кроме вот этих ополченцев, кое-как одетых и почти не вооруженных? Одна винтовка на двоих и один пулемет.

Обмундирование — гимнастерки третьего срока, причем часть этих гимнастерок была какая-то синяя, крашеная».

Статистика пленных

Советские воины и добровольцы-ополченцы из Москвы, попавшие в плен в ходе операции, содержались в немецком пересыльном лагере № 184 в Вязьме.

Смертность в лагере доходила до 300 человек в день. На территории лагеря — 40 рвов размером 4х100 метров, в которых захоронено, по разным данным, от 70 до 80 тыс. человек.

По состоянию на 2009 год на захоронениях погибших размещаются огороды, гаражи, машиностроительное предприятие и местный мясокомбинат, в здании которого лагерь и располагался.

КСТАТИ

Из 12 июльских дивизий московского народного ополчения 1941 года 9 погибли на Смоленщине: 1-я, 2-я, 5-я, 6-я, 7-я, 8-я, 9-я, 13-я, 17-я. 18-я продолжала сражаться на Московской земле и две — 4-я, 21-я — на Тверской (Калининской), Московской и Калужской землях.
http://www.vmdaily.ru/news/akciya-vm-ishem-propavshii-orkestr1335178752.html


Интервью с внучкой В.М.Блажевича:
писал(а):
Трубачи: отец-основатель
Екатерина Пятунина


В годовщину 70-летия Битвы под Москвой «Вечёрка» продолжает рассказ о трагической судьбе музыкантов Государственного духового оркестра Союза ССР.

В июле 1941 года оркестр всем составом в рядах 6-й дивизии народного ополчения ушел защищать рубежи Москвы и пал в мясорубке «Вяземского котла». Главный духовой оркестр страны с гибелью своих музыкантов прекратил существование. Подвиг коллектива остался неизвестен, да и о самом оркестре после войны никто не вспоминал, кроме детей музыкантов. Мы решили восстановить историческую справедливость и собрать максимум сведений о погибшем в боях коллективе и начали акцию «Поиск».

ОБ ОРКЕСТРЕ ЗАБЫЛИ

Все последние шесть месяцев мы кропотливо изучали документы и вели поиск тех, кто мог бы пролить свет на судьбу пропавшего оркестра. Нам удалось узнать много нового. Откликнулась Московская консерватория, отозвались внучка Владислава Блажевича — 74-летняя Ирина Сергеевна Глуховцева, родственники музыканта оркестра — трубача Фомы Воеводина, который попал в плен и вернулся живым. Нашлась дочка музыканта Сергея Бурцева, связь с которой у детей музыкантов (по воспоминаниям которых мы реконструировали эту историю) была потеряна. Откликнулись ветераны, общественники, поисковики.

Вряд ли мы сможем установить судьбу всех оркестрантов-героев поименно и узнать подробности их гибели. Но мы докопались, кажется, до ответа на главный вопрос: почему об оркестре после войны забыли на долгие годы и только спустя 30 лет создали на месте пустовавшей долгое время музыкальной ниши современный Государственный духовой оркестр России. Ключом к отгадке оказался отец-основатель Государственного духового оркестра Союза ССР, композитор, профессор Московской консерватории, общественный деятель Владислав Блажевич.

Только такой человек, как Владислав Михайлович, мог создать в то время главный духовой оркестр страны. «ВМ» выяснила: Блажевич был особой фигурой в музыкальном мире, можно сказать, даже политической.

Свой коллектив он собрал в 1937 году по личному распоряжению Сталина. Там, как мы и писали, и в самом деле было порядка 100 человек, 91 — по числу инструментов — точно. «ВМ» обнаружила список музыкальных инструментов, числившихся в имуществе Госдуха, как сокращенно в те времена называли оркестр. Чем больше узнаешь об отце-основателе оркестра, тем меньше начинаешь удивляться тому, что с его уходом из оркестра в 1939 году, по болезни, коллектив вошел в черную полосу — просто некому было подхватить дело. А когда в 1942 году Владислав Михайлович умер, некому было заново его создавать, да и не из кого, да, возможно, уже после вой ны — и незачем.

Профессор Блажевич пережил свой оркестр всего на полгода: оркестранты, как уже известно, погибли в «Вяземском котле» в октябре 1941 года, Владислав Михайлович после тяжелой болезни скончался 10 апреля 1942 года. Могилы музыкантов вовсе не существует, могиле же Владислава Блажевича, которая находится на Введенском кладбище, грозит забвение…



ПОСЛЕДНЯЯ ВНУЧКА

Это не дает покоя единственной родственнице Владислава Михайловича — его «последней внучке», как она сама представилась, Ирине Глуховцевой.

Внучка Блажевича сама позвонила в «Вечёрку», чтобы попросить об установлении патроната над могилой деда, и попросила концертную фотографию своего деда с оркестром. «У меня такой почему-то нет», — посетовала внучка композитора.

Мы увеличили снимок, вставили в рамку и отправились к ней в гости.

…К нашему приходу внучка Блажевича уже знала, куда его повесить. Портрет занял почетное место на стене гостиной, вернее, единственной комнаты в скромной квартире Ирины Глуховцевой.

Вы жили вместе с дедушкой?

Наша семья обитала на Зоологической улице, которая тогда называлась Кабанихиным переулком. У нас была большая четырехкомнатная квартира в старом доме.

В нашей семье было восемь человек: дедушка, бабушка, мама, папа, брат, я, прабабушка и еще тетя Лиза.

Тетю Лизу наша семья просто подобрала на улице — она умирала от туберкулеза. Взяли к себе, так она у нас и жила.

Она была худая, седая, потом так и умерла от своей болезни. Такой добрый дом у нас был. Дед еще все время приглашал своих студентов домой и их всех подкармливал.

Каким дед запомнился?

За дедушкой я наблюдала издалека. Я помню, у нас в гостиной стояли буфет и пианино. Из буфета бабушка брала графинчик и наливала дедушке перед обедом маленькую стопочку. Всегда.

Это был ритуал. А однажды что-то замешкалась и забыла, а стол уже накрыт, и дедушка собирался за него садиться, смотрит — а стопки нет! И вдруг как грозно крикнет: «Адля!» Бабушка по интонации все поняла, засуетилась, достала графинчик, налила ему стопочку. Меня тогда очень удивило слово «Адля», я не поняла, что он сказал. Потом я от родителей узнала, что дедушка бабушку Адлей звал. А она — Александра Федоровна.

Еще помню, в самом начале войны, когда дедушка еще был жив, вдруг разорвался снаряд во дворе. Окно распахнулось, разбилось вдребезги, и начались звонки в дверь жуткие. Бабушка кричит: «Ой, это, наверное, немцы пришли, не открывайте дверь!» А дедушка решительно, бесстрашно пошел открывать дверь врагу, распахнул… и в дом ворвалась стая кошек! У нас звонок был с веревкой, а кошки жили на чердаке, испуганные взрывом, они кинулись на нашу дверь, повисли на этой веревке. И я как сейчас помню: дедушка открывает дверь, и стая кошек его чуть не сбила с ног. Выгнать их было целое дело — искали по всей квартире.

Порядки в дедушкиной семье были строгие: нас с братом до 15 лет в девять вечера спать укладывали.

Постоянно нам диктовали: туда не ходить, с этими не общаться — не вашего круга. У мамы сохранился еще такой снобизм — она никогда не ела на кухне, дескать, это место прислуги.

Как изменилась жизнь семьи с уходом ее главы?

Я помню, что каждый год 10 апреля, в день смерти деда, бабушка выла. У них была какая-то любовь невероятная. Бабушка прожила довольно долго — до 86 лет.

Она мне ничего про дедушку не рассказывала. Вообще, мной занимались в основном бабушка и прабабушка.

Помню еще, что после смерти деда много лет спустя Арам Хачатурян дважды в год — в день рождения деда и в годовщину смерти устраивал вечера памяти Владислава Блажевича в Центральном доме работников искусства и приглашал маму. Это продолжалось несколько лет, пока не стало самого Хачатуряна.

Музыканты еще в семье остались?

Нет, на дедушке музыканты в семье закончились. Я — скорее в отцовскую уже породу. Хотя мама пыталась меня учить игре на фортепиано.

Как сейчас помню, играешь гамму двумя руками: левая идет как аккордная, а правая — основная. То есть одна рука играет одно, другая — другое. А у меня руки только синхронно работают!

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ



Могиле композитора Владислава Блажевича на Введенском кладбище грозит забвение

За могилой на Введенском кладбище Владислава Блажевича некому ухаживать.

Внучка композитора Блажевича Ирина Глуховцева — пожилой человек: у нее больные ноги, с огромным трудом она выбирается на кладбище раз в год, в день смерти деда, 10 апреля. На могиле наводит порядок ее подруга, но она тоже уже немолода.

Кстати, памятник композитору тот самый, что установила его вдова в 1942 году на свои деньги.



ДЕТАЛИ

■ Владислав Блажевич внешне был похож на Шаляпина. Федор Шаляпин, кстати, тоже отмечал это сходство и звал Блажевича «мой младший братишка».

■ Родной брат Владислава Блажевича — Федор Михайлович первым сыграл в кино Дон Кихота. До революции Федор Блажевич с семьей уехал в Австралию. По словам внучки Владислава Михайловича, связь с ними потерялась.



Как реконструировали события

Напомним, история получила огласку благодаря усердиям ныне покойного Дмитрия Дмитриевича Ромашкова, сына музыканта-тубиста оркестра Дмитрия Григорьевича Ромашкова.

Дмитрий Ромашков-младший на протяжение почти 30 лет тщетно обивал пороги архивов, Министерства культуры, Московской филармонии, столичного правительства в поисках хоть какой-то информации об оркестре, в котором работал его отец.

С помощью Дмитрия Ромашкова-младшего и дочерей кларнетиста Константина Хомицкого Людмилы, Ларисы и Зои мы восстановили события последних трех месяцев в жизни оркестрантов.

Проследили их путь от Цирка на Цветном бульваре, откуда они уходили воевать, до вяземских окопов. Предположительно, в 7 км под Ельней оркестранты могли погибнуть.

Мы даже не знаем, была ли у музыкантов бронь, пошли они провожать или воевать. Сведения рознятся. Ясно только, что инструменты им там так и не понадобились.
http://www.vmdaily.ru/news/trybachi-otec-osnovatel1334771956.html


Последний раз редактировалось: PetersGriFF (Чт Окт 04, 2012 12:34 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2576
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Окт 04, 2012 12:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Остальные ссылки. Потом, возможно, скопирую их в форум, как и фотографии.

http://www.vmdaily.ru/news/trybachi-mi-prodoljaem-poiski1335180329.html
http://www.vmdaily.ru/news/akciya-vm-trybachi1335182445.html
http://www.vmdaily.ru/news/trybachi-propavshii-orkestr1335377391.html
http://www.vmdaily.ru/news/proshalnaya-melodiya-dlya-fleiti-zvychala-v-pamyat-o-pogibshih-trybachah1335963183.html
http://www.vmdaily.ru/news/novii-mer-vyazmi-aleksandr-klimenkov-otkroet-3-iunya-pamyatnii-znak-pogibshim-trybacham1337167671.html
http://www.vmdaily.ru/news/pod-vyazmoi-yvekovechili-pamyat-pogibshego-tam-v-polnom-sostave-glavnogo-dyhovogo-orkestra-strani1338983222.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
MobLeo
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 891
Откуда: Moscow

СообщениеДобавлено: Чт Окт 04, 2012 6:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Кстати,
Марш "Сталинский Маршрут" Владислава Михайловича Блажевича "открывает" LP "Семь нот в маршевых ритмах"
http://marsches.zbord.ru/viewtopic.php?t=986
_________________
Cheers
\MobLeo
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение MSN Messenger
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2576
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Дек 08, 2016 4:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сайт посвященный Государственному духовому оркестру СССР:
http://gdosssr.ucoz.net/
https://vk.com/gdosssr





Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2576
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Пт Дек 09, 2016 9:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Записи оркестра.

1) Песня о метро (муз. П.А.Ипполитов, сл. Н.С.Берендгоф);
Государственный духовой оркестр СССР п/у Бориса Прокофьевича Мошкова и хор п/у Екатерины Ивановны Юховой.
1938 год.

http://www.russian-records.com/details.php?image_id=17763

2) Полька;
Государственный духовой оркестр СССР п/у Чебученко [Леонид Н.]
1941 год.

http://www.russian-records.com/details.php?image_id=29944

3) Марш (муз.Фердинанд Фердинандович Криш);
Государственный духовой оркестр СССР п/у Виктора Львовича Кубацкого.
1941 год.

http://www.russian-records.com/details.php?image_id=40802
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
retiredmajor
Site Admin

   

Зарегистрирован: 09.06.2009
Сообщения: 3542
Откуда: Новосибирск

СообщениеДобавлено: Пт Мар 24, 2017 7:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

30 сентября 1940 года. Иркутск.


В драматическом театре прошли гастроли Государственного духового оркестра Союза ССР (художественный руководитель и главный дирижер Л. Н. Чебученко) при участии солиста К. Давыдова (тенор) и П. Минина (художественное слово).


Источник: http://irkipedia.ru/content/1940_sentyabr
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
PetersGriFF
Site Admin

   

Зарегистрирован: 23.04.2009
Сообщения: 2576
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Пт Мар 31, 2017 5:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Еще записи выложили.

"Военный марш" Франца Шуберта в инструментовке Н.А.Римского-Корсакова.

http://www.russian-records.com/details.php?image_id=42757&mode=search

"Полонез №2" Фредерика Шопена в инструментовке Н.А.Римского-Корсакова.

http://www.russian-records.com/details.php?image_id=42756&mode=search
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Военная музыка -> Дирижеры и их оркестры Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS